Задержание очередных «оборотней» породило новые вопросы к Управлению собственной безопасности МВД Крыма

Задержание сотрудниками крымского управления ФСБ России двух высокопоставленных сотрудников полиции, получивших, по версии следствия, крупную взятку, на мой взгляд, может свидетельствовать о полном бездействии Управления собственной безопасности крымского МВД, возглавляемого подполковником полиции Павлом Алексеевичем Олениковым.

Деятельность этого подполковника и возглавляемого им элитного подразделения полиции и ранее вызывало множество вопросов, так как именно эта деятельность привела к возможному формированию страха у жителей Крыма, желающих обратиться к Павлу Олейникову с заявлением об известных им фактах возможной преступной деятельности сотрудников полиции.

Так. в декабре 2017 года в адрес начальника оперативно-розыскной части собственной безопасности МВД по Республике Крым Павла Алексеевича Олейникова, поступило заявление, в котором гражданин, желая записаться на личный приём к подполковнику, в строгом соответствии с требованиями нормативных правовых актов МВД России, кратко изложил факты, свидетельствующие, по мнению гражданина, о совершении возможных преступлений подчиненным Олейникова – заместителем начальника одного из отделов оперативно-розыскной части собственной безопасности МВД по Республике Крым Алексеем Алексеевичем Ковальчуком. 

И тут, следует отметить, что подполковник полиции России Алексей Алексеевич Ковальчук в период украинской оккупации Крыма, служил верой и правдой в налоговой милиции Украины, где занимал далеко не последние должности.

И именно к этому периоду деятельности Алексея Алексеевича Ковальчука относилась информация гражданина, который якобы получил её в свое время от одного из руководителей крымского управления оккупационной Службы безопасности Украины.

Справедливости ради хочу заметить, что проверка следователями Следственного комитета России, которой, в конце концов, через полгода, добился гражданин, не смогла подтвердить указанные факты.

Как следует из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении подполковника полиции России Алексея Алексеевича Ковальчука, получить подтверждающие документы из спецслужб Украины невозможно, а бывший высокопоставленный сотрудник СБУ скончался.

Иными словами, на мой взгляд, из отказного постановления следует, что проблемой является сбор доказательств, а не ложные утверждения гражданина.

Как вы считаете, что должен был сделать руководитель антикоррупционного подразделения МВД по Республике Крым получив подобное заявление от гражданина?

Если вы считаете, что он должен был дождаться даты личного приёма, внимательно выслушать заявителя, задать, при необходимости, уточняющие вопросы и провести проверку, то это не про Крым.

В Крыму руководитель антикоррупционного подразделения полиции, как Владимир Ильич Ленин, «пошёл своим путем».

И назначил проверку в отношении гражданина. Который ещё и на личный приём не попал. И рассказать толком ничего не успел. А только выполнил требования приказа МВД России, указав в своём заявлении краткую суть заявления, с которым он намерен обратиться.

И тут, чтобы попытаться понять дальнейшие, странные, на мой взгляд, действия руководства МВД Крыма, следует вспомнить, что личный приём граждан осуществляется в общественной приёмной МВД по Республике Крым.

Согласно нормативным правовым актам МВД России, во время личного приёма ведется аудио и видеофиксация. Содержание обращения гражданина заносится в карточку личного приёма. А скрыть содержание обращения проблематично, так как остается видеозапись.

Иными словами, если гражданин пришёл бы на личный приём и рассказал Павлу Олейникову известные ему факты о деятельности его подчиненного, то, вне зависимости от наличия доказательной базы, обращение пришлось бы проверять и давать гражданину ответ.

То есть пришлось бы гражданина выслушать. И все им сказанное записать.

Но могу предположить, что делать этого руководству УСБ полиции Крыма совсем не хотелось. Сегодня гражданин хочет что-то рассказать относительно Алексея Ковальчука. А завтра захочет что-то рассказать относительно самого Павла Олейникова?

И вот, теперь, представьте себе, что идёте вы по улице и слышите разговор двух бабушек о том, что якобы сосед одной из собеседниц по имени, например, Вася Пупкин, являясь сотрудником полиции, занимается, допустим, вербовкой боевиков для отправки в Сирию.

Получив такую информацию, вы обязаны сообщить её в правоохранительные органы.

И вы пишите заявление начальнику оперативно-розыскной части собственной безопасности МВД по Республике Крым Павлу Алексеевичу Оленикову с намерением явиться к нему на личный приём и детально рассказать, где и когда вы встретили бабушек. Как они выглядели и что конкретно из их разговора вы поняли.

Если вы этого не сделаете, то сами совершите преступление, за которое предусмотрена вполне реальная уголовная ответственность.

В такой ситуации Павел Алексеевич Олейников должен не просто вас выслушать и провести проверку, но и поблагодарить за исполнение своего гражданского долга и стремление оказать содействие правоохранительным органам в возможной борьбе с возможными оборотнями в стройных полицейских рядах.

Понятно, что услышанная вами на улице информация может не подтвердиться, а Вася Пупкин оказаться жертвой оговора тёщи.

Но вы услышали информацию и написали заявление должностному лицу правоохранительного органа, в чьих обязанностях и компетенции находится проверка изложенных сведений.

Однако руководство МВД Крыма, организовавшее проверку в отношении гражданина, явно его благодарить за исполнение гражданского долга и не собиралось.

Вместо личного приёма, заявление гражданина было отправлено на лингвистическую экспертизу, которая показала, что заявление содержит негативные отзывы о деятельности подполковника полиции Алексея Алексеевича Ковальчука.

Экспертизу проводили, естественно, за счёт государственного бюджета, после чего она стала одним из «доказательств» при попытке обвинения гражданина в клевете. 

А главным «аргументом» обвинения, как я понял, стал тот факт, что гражданин якобы не собрал доказательную базу и не смог её предоставить руководству МВД Крыма.

Иными словами, то, что в дальнейшем не сумел сделать Следственный комитет России (опросить умершего сотрудника СБУ, запросить материалы из спецслужб Украины), должен был сделать простой гражданин?

Понятно, что уголовное дело о якобы клевете, якобы совершенной гражданином, провалилось. А органы прокуратуры и Совет по правам человека и развитию гражданского общества при Президенте РФ, установили ряд незаконных действий сотрудников полиции Крыма при организации уголовного преследования.

Но кто захочет после подобных «выкрутасов» крымской полиции писать заявления начальнику оперативно-розыскной части собственной безопасности МВД по Республике Крым Павлу Алексеевичу Оленикову на действия сотрудников полиции? 

Кто захочет, вместо благодарности, становиться субъектом уголовного преследования за исполнение своего гражданского долга?

Уж, не по этой ли причине, задержанными за получение взятки высокопоставленными крымскими полицейскими пришлось заниматься сотрудникам ФСБ России, которым не приходит в голову игнорировать мнение Президента России Владимира Владимировича Путина, резко раскритиковавшего чиновников,пытавшихся организовать уголовные преследования граждан, написавших на них заявления.

Марк Бен-Наим, Республика Крым.

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий