Как выносят обвинительные приговоры на Кубани? Беспредел продолжается? Что скажут в краевом суде?

28 ноября прошлого года ИАП «Интер-Информ» рассказал о встрече директора МОУ «Национал-правозащитный комитет «Презумпция» Альберта Гаямяна с адвокатом Сергеем Ковшар, защищающего законные права и интересы краснодарца Александра Головина, обвиняемого в краже организованной группой лиц в особо крупном размере.

Как стало известно нашей редакции, 17 декабря Октябрьский районный суд города Новороссийска назначил наказание Головину в виде 9 лет колонии особого режима, из которых четыре с половиной года он должен провести в тюрьме.

Напомним, Головин настаивает на том, что он является скупщиком краденного и к самому хищению не причастен. Следствие и суд посчитали иначе.

10 января адвокат Сергей Ковшар подал апелляционную жалобу в Судебную коллегию по уголовным делам Краснодарского краевого суда.

На что же ссылается защитник Александра Головина?

Основная цитата из документа:

«По версии органов предварительного следствия: мой подзащитный совместно с Кучеровым В.А., Солноки А.В. в период с 13 часов 00 минут 22 июня 2016 года до 20 часов 00 минут 05 июля 2016 года, более точные дата и время предварительным следствием не установлены, во исполнение совместного преступного умысла, направленного на тайное хищение чужого имущества, действуя согласованно, группой лиц по предварительному сговору, совершили кражу в квартире № ___ дома № ___ по ул. ______ в г. Новороссийске Краснодарского края.

Также Кучеров В.А., Головин А.В. и Солноки А.В. в период с 22 часов 15 минут 18 августа 2016 года до 23 часов 20 минут 23 августа 2016 года, более точные дата и время следствием не установлены, во исполнение совместного преступного умысла, направленного на тайное хищение чужого имущества, действуя согласованно, группой лиц по предварительному сговору, совершили кражу из квартиры № ___ дома № ___ по ул. _________ в г. Новороссийске Краснодарского края. Октябрьский районный суд г. Новороссийска пошел на поводу у органов предварительного следствия и признал Головина А.В. по двум данным эпизодам.

Защита считает, что не доказана вина Головина по двум эпизодам и подлежит исключению 2 эпизода – по п. «а, в» ч. 3 ст. 158 УК РФ по факту тайного хищения имущества, принадлежащего Ковшову М.И и п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ по факту тайного хищения имущества, принадлежащего Калининой И.А. Кучеров дает показания, что Головин не участвовал в совершении в совершении этих двух краж, Головин отрицает свое участие, к показаниям Солноки нужно относиться критически, так как усматриваются явные признаки недостоверности о чем говорила сторона защиты Солноки и что нашло свое подтверждение в ходе судебного следствия –понуждение к показаниям Солноки.

Я полностью поддерживаю позицию адвоката Назаренко защитника Солноки. Государственный обвинитель в обоснование вины Головина приводит доказательства — показания, которые он дал в качестве подозреваемого и обвиняемого / т. 10 л.д. 168-171, 178-180 /. За основу указанных показаний были приняты материалы ОРД, и видеозапись от 29.11.2016 г.

Впоследствии, Солноки отказался от ранее данных показаний. Как разъяснил Пленум ВС в п. 11 постановления № 55 «О судебном приговоре», В случае изменения подсудимым показаний суд обязан выяснить причины, по которым он отказался от ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства показаний, тщательно проверить все показания подсудимого и оценить их достоверность, сопоставив с иными исследованными в судебном разбирательстве доказательствами.

Следуя данным разъяснениям, был допрошен в судебном заседании Солноки который показал, что на него оказывалось моральное и психологическое давление выразившееся в том, что после того, как он признался в том, что он догадывался в происхождении вещей, найденных у него при обыске на ул. ___________, сотруднику УО показали ему видеосъемку, где он признается в этом и предложили ему сделку – Солноки дает показания против Головина и Кучерова, а он впоследствии будет проходить по делу в качестве свидетеля.

В судебном заседании Солноки показал, что после задержания его отца Кучерова В.А. он неоднократно доставлялся в УМВД России по г. Новороссийску оперативными работниками. В ходе беседы, оперативные работники _________ и ________ рассказывали ему о деталях краж, совершенных якобы его отцом и им по Южному району г. Новороссийска.

Через несколько дней, 21 ноября 2016 года его снова привезли в кабинет к __________ и _________ которые ему стали снова рассказывать детали краж, в которых якобы он участвовал, указывали время и имущество, похищенное им, а также ход совершения краж. В ходе опроса оперативники спросили у него, догадывался ли он о том, что вещи, изъятые в ходе обысков у него и отца, являются ворованными, на что он сказал, что догадывался, исходя из прошлой судимости отца.

30 ноября 2016 его опять доставили в кабинет к _________ и __________, где ему стали подробно рассказывать о деталях совершенных якобы отцом и им, а также каким-то третьим лицом, пояснив, что им является некий Саша Головин, друг его отца, при этом рассказывали ему о наличии конференсвязи между ними во время совершения краж, указывали конкретное время совершенных краж и роли каждого из них при совершении краж.

После этого они сказали, чтобы он повторил все рассказанное ими на видеокамеру от своего лица, что он и сделал. О том, что его показания носят постановочный характер, Солноки знал.

Допрошенный в судебном заседании о/у ___________ показал, что он не помнит, пришел ли Солноки добровольно или его доставили, требовался ли Солноки адвокат или нет, не помнит, разъяснял ли он или _________ Солноки право на адвоката, а так же не помнит, каков по длительности был опрос Солноки. Так же он не помнит, были ли перерывы в видеозаписи или нет.

Допрошенный о/у __________ показал, что он не помнит, доставляли ли Солноки или же он пришел сам, о перерывах в видеозаписи он ни чего не знает, наверное видеозапись не прерывалась.

В соответствии со ст. 4 Об оперативно розыскной деятельности, запрещается фальсифицировать результаты ОРМ. Как следует из описательной части заключения экспертов № 2018/02-31Э от 06.03.2018 (т. 21 л.д. 52-105) л.40 заключения экспертов, видеозапись начата, когда разговор между Солноки и допрашиваемыми уже шел.

На исследуемой видеозаписи не обозначены дата, время и место ее проведения. Запись М2U00106 mpg начинается с момента, когда Солноки А.В. уже дает показания….Запись М2U00106 mpg длится 7 мин. 46 сек., запись М2U00107 mpg так же 7 мин. 46 сек., является продолжение первой записи.

Судебном заседании была исследована видеозапись DVD диска (т. 10 л.д. 114), изучена дата создания файлов – 30.11.2016 г. При этом, время создания М2U00106 mpg – 11 ч. 50 мин., а время создания М2U00107 mpg – 11 ч. 53 мин. т.е. через три минуты после начала создания первого файла. Однако, длительность воспроизведения файла составляет, как упоминалось выше – 7 мин. 46 сек., т.е. второй файл должен быть создан как минимум в 11 ч. 57 мин. Таким образом, в судебном заседании установлено, что видеозапись подвергалась монтажу, следовательно, в отсутствие полной видеозаписи разговора между Солноки и о/у полиции, данная видеозапись является недопустимым доказательством.

Кроме того, данная видеозапись противоречит исследованным доказательствам обвинения в части:

- согласно показаний о/у ________, вероятно видеозапись не прерывалась;

-согласно показаний Солноки, беседа в кабинете о/у полиции продолжалась длительное время.

Общая продолжительность 2-файлов составляет 15 мин.32 сек. О чем говорили Солноки и о/у оставшееся время? Солноки утверждает, что так как он не мог запомнить кто и какие действия, какие роли выполнял при совершении краж на ул. _______ и __________, то ему периодически повторяли, что нужно говорить.

Данные показания подтверждаются и видеозаписью — М2U00106 mpg , на 2. 55 сек ты был на трех кражах – две ______ одна ________, 3.53- где конкретно ещё был Головин, я не знаю, был Сережа потом Саша. На 5 мин. 31 сек. о/у говорит, Артем опять!, мы задаем вопросы — ты отвечаешь, ну так же не правильно. Т.е. из данной фразы следует, что Солноки разъяснялось, как давать якобы пояснения.

П .14. Пленума разъяснено, если в ходе судебного разбирательства доводы подсудимого о даче им показаний под воздействием недозволенных методов ведения расследования не опровергнуты, то такие показания не могут быть использованы в доказывании. Показания Солноки о том, что видеозапись постановочная – не опровергнуты в судебном заседании.

В судебном заседании был допрошен в качестве свидетеля адвокат Мельников, который показал, что по просьбе отца Солноки – Кучерова, он оказывал услуги юридического характера Солноки и предупредил его, что бы в его (Мельникова) отсутствие Солноки ни чего не говорил сотрудникам уголовного розыска.

Мельников так же показал, что, зная о том, что Солноки задержали сотрудники полиции, он предпринял меры по установлению места нахождения Солноки и в УВД, и в следственной части, и на ул. ______.

В соответствии со ст. 3 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ Принципы оперативно-розыскной деятельности», оперативно-розыскная деятельность основывается на конституционных принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, а также на принципах конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств.

Статья 96. УПК Уведомление о задержании подозреваемого. Подозреваемый в кратчайший срок, но не позднее 3 часов с момента его доставления в орган дознания или к следователю имеет право на один телефонный разговор на русском языке в присутствии дознавателя.

Как следует из ч. 2 ст. 113 УПК РФ, Привод состоит в принудительном доставлении лица к дознавателю, следователю или в суд. Таким образом, исследованными материалами установлено, что в отношении Солноки применялись процессуальные меры – доставление в кабинет органа дознания — оперуполномоченных.

Исходя из того, что Солноки знал, куда и для чего его доставили следует, что опрос, который проводили оперуполномоченные был гласным. Исходя из того, что опрос был гласным, но Солноки не была предоставлена возможность позвонить адвокату Мельникову, следует, что были нарушены положения ст. 3 закона обОРД, т.е. нарушены его права, гарантированные ст. 48 Конституцией РФ — каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

Из изложенного следует, что, доказательства – видеосъемка, полученная в ходе гласного опроса, получена с нарушением закона и в силу ст. 75 УПК является недопустимым доказательством.

То, что эта видеозапись является гласной, подтверждается и постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела по материалам № 1711-пр-16 , вынесенного 21.01.2017 г. следователем СО СУ СК.

Согласно постановления, с добровольного согласия Солноки его доставили в УМВД. По приезду Солноки в УМВД по г. Новороссийску, он был допрошен в качестве свидетеля, после чего, с его согласия был доставлен на допрос в СО по Южному району УМВД по г. Новороссийску. Т.е. установлено, что все действия проводились гласно, его допрашивали в качестве свидетеля и ОУ и следователь, но при этом правом на звонок адвокату ему не дали воспользоваться.

Я не согласен с доводами суда о том, что несмотря на его отказ от показаний, показания Солноки даны четко, в них нет путаницы. Однако хочу обратить внимание на даты допросов – допрос в качестве свидетеля 15.08.2017 в 17 ч., в качестве подозреваемого в 20 ч. того же дня и в 22.10 в качестве обвиняемого.

Но в качестве обвиняемого Солноки уже не стал давать показания, а подтвердил ранее данные показания. Допросы в один день, с интервалом в 2 ч. – трудно забыть, о чем ты давал показания. Показания, данные Солноки при допросе в сентябре 2017 г. попросту скопированы с ранее данных показаний, тем более, что допрос производился тем же следователем, в том же кабинете, на том же компьютере проводилась запись допроса.

В соответствии с ч. 4 ст. 14 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Солноки настаивает на том, что на видеозаписи он признался, что догадывался, что вещи ворованные. Однако, первоначальный файл на видео — отсутствует, и это установлено материалами дела.

Добыть первоначальный файл не представилось возможным, несмотря на то, что и _________ и _________ были допрошены в судебном заседании. Не установлено, кто же проводил видеозапись — __________ или _________, на каком устройстве производилась данная видеозапись. ОУ так же не смогли ответить.

В силу принципа презумпции невиновности обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.), толкуются в пользу подсудимого. Что было на первоначальных файлах – можно лишь предполагать, что так же недопустимо.

О том, что видеозапись является недопустимым доказательством, защитник Солноки адвокат Назаренко настаивал на стадии предварительного следствия (т.22 л.д. 96-98), при направлении уголовного дела для утверждения обвинительного заключения, при подготовке дела к рассмотрению в судебном заседании. Аналогичное ходатайство заявлялось мною (т. 21 л/д 148-149) на что обращал внимание Головин при допросе в судебном заседании.

Как установлено исследованными материалами дела, видеозапись была произведена 30.11.2016 г. Согласно материалов дела (т.10 л.д. 97-98) постановление о предоставлении результатов ОРД было вынесено в апреле и лишь в августе поступило в распоряжение предварительного следствия. Столь длительный срок поступления свидетельствует о том, что действительно, сотрудники УР первоначально придерживались версии того, что бы Солноки по данному уголовному делу выступал в качестве свидетеля. После того, как он потерял интерес для УР, сведения были рассекречены.

На очной ставке (т.13 л/д 134-139) Солноки не опознал Головина, и показал, что было третье лицо. Но не Головин. При этом, на видеосъемке ОУ говорит ему, Саша – это тот, у которого что то с одним глазом. Через месяц. Солноки дополнительно допрошен, в ходе допроса он пояснил, что испугался Головина.

В целях устранения данного противоречия, в Судебном заседании Солноки задавался вопрос – где находился Головин во время очной ставки – в следственной комнате за столом или в следственной комнате за решеткой. Что же вызвало якобы испуг Солноки?

Этого не установлено. Однако, Солноки показал, что после того, как на очной ставке он не опознал Головина, его остановили какие то люди и разъяснили ему, что ему необходимо прийти в следствие и сказать, что он якобы испугался Головина. Таким образом, показания Солноки являются относимыми и согласуются с тем, что на него оказывалось давление, а как упоминалось выше, причина испуга Солноки во время очной ставки не установлена.

Также в данной видеозаписи Солноки произносит о двух кражах с участием Кучерова и якобы Головина на ул. ___________ и на ул. _________, но не говорит номер дома и квартиры, что в 2016 году на ул. _________ и на ул. _________ было совершено всего две кражи? И где доказательства, что Солноки говорит о кражах у ________ и ________? А вдруг это другие кражи, о которых потерпевшие не заявляли?

В ходе судебного следствия Солноки и Кучеров дали признательные показания, что они совершили кражи у __________ и _________ совместно с Сережей и данные показания согласуются с видеозаписью где Солноки говорит Сережа, ОУ Сережа это Головин который, нет это Саша, а то Сережа, ОУ его поправляют Саша, но Солноки нет это не Саша, Сережа, Сережа.

Кроме того непричастность Головина к данным эпизодам подтверждается показаниями свидетеля Васильева, который показал, что Головин в июне 2016 года они вместе ездили на море в Сочи, июле 2016 года Головин находился в г. Краснодар и они виделись ежедневно, в начале августа 2016 года Головин выезжал в г. Москву и вернулся в конце августа 2016 года.

И позиция стороны обвинения к показаниям Васильева предсказуема, а именно к показаниям свидетелей защиты сторона обвинения относится критически, а к показаниям свидетелей со стороны обвинения, которые являются сотрудниками МВД верит безоговорочно и их показания правдивые.

И не выдерживает критики утверждение стороны обвинения, что Васильев прыгал в хронологии событий, сначала говорил про август месяц, а потом про июнь, июль. Но к показаниям свидетеля Васильева необходимо относиться объективно с учетом его интеллекта и менталитета, он говорил что вспомнил и то что он вспомнил сначала про август 2016 года, а потом про июнь, июль 2016 года как раз и говорит о том, что показания Васильева реальные, а не заученные. Если бы показания были заученные, то они бы были последовательны, складные, на одном дыхании.

Таким образом, считаю, что доказательство вины Головина в 2 эпизодах – по п. «а, в» ч. 3 ст. 158 УК РФ по факту тайного хищения имущества, принадлежащего _________ и п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ по факту тайного хищения имущества, принадлежащего __________ построено исключительно на видеозаписи с участием Солноки, которая добыта с нарушением действующего законодательства – ст. ст. 3, 4 закона об ОРМ.

Стороной обвинения произведена переквалификация на ч.3 ст. 30 п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ, однако по материальному ущербу достаточных оснований не привело. Защита считает позицию обвинения не сформированной и не достаточной обоснованной в части доказательств в виду использования вызывающих сомнения доказательств, но суду было достаточно представленных доказательств государственного обвинителя.

На основании исследуемых судом доказательств в том числе и письменных, в качестве доказательств вины Головина А.В. государственным обвинителем представлены следующие доказательства.

1. протокол допроса подозреваемого Головина А.В. от 19 ноября 2016 года т. 4 л.д. 44-47

2. протокол проверки показаний подозреваемого Головина А.В. от 19 ноября 2016 года т. 4 л.д. 48-57

3. показания потерпевшей ___________ от 18 ноября 2016 года т. 4 л.д. 4-8

4. протокол осмотра места происшествия от 18 ноября 2016 года т. 4 л.д. 9-13

5. протокол допроса обвиняемого Головина А.В. от 19 ноября 2016 года т. 4 л.д. 69-72

6. заключение эксперта №279/17Э от 07.06.2017 года, согласно которому, рыночная стоимость похищенного имущества принадлежащего ___________ составляет 1 208802 руб. т.7л.д. 144-154.

Головин А.В. при ознакомлении с частью материалов уголовного дела на стадии предварительного следствия заявил, что подписи на документах: протокол допроса подозреваемого Головина А.В. от 19 ноября 2016 года т. 4 л.д. 44-47; протокол проверки показаний на месте от 19 ноября 2016 года т. 4 л.д. 48-57; протокол о производстве выемки от 19 ноября 2016 года т. 4 л.д. 60-63; протокол допроса обвиняемого от 19 ноября 2016 года т. 4 л.д. 69-72; выполнены от имени Головина А.В. Он, Головин А.В. вышеперечисленные документы не подписывал.

Следователем была назначена почерковедческая экспертиза, согласно заключению эксперта №1963 от 12.10.2017 г. ответить на вопрос: «Кем, Головиным А.В. или другим лицом выполнены подписи в строках после подписи «Головин А.В.» в строках после подписи «подозреваемый», в строках после подписи «обвиняемый», под текстом на каждом листе, в представленных на исследование документах?» не представляется возможным, по причинам описанным в исследовательской части. – исследовательская часть: при сравнении исследуемой подписи с подписью самого Головина А.В. ни по одному из сравнений не удалось выявить совокупность признаков, достаточную для положительного или отрицательного вывода об исполнителе.

Октябрьский районный суд г. Новороссийска 08.08.2019 г. вынес постановление о проведении дополнительной почерковедческой экспертизе, согласно заключению эксперта №1789 от 30.09.2019 г. ответить на вопрос: «Кем именно, Головиным А.В. или другим лицом выполнены подписи в строках после подписи «Головин А.В.» в строках после подписи «подозреваемый», в строках после подписи «обвиняемый», под текстом на каждой странице, в представленных на исследование и датированных 19 ноября 2016 года заявлениях (т.4 л.д.32,36,43), постановлении о допуске защитника (т.4 л.д. 35), протоколах задержания (т.4 л.д. 37-40) и допроса Головина А.В. в качестве подозреваемого (т.4 л.д. 44-47), протоколе проверки его показаний на месте (т.4 л.д. 48-53), проколе выемки (т.4 л.д. 60-61), постановлении о привлечении Головина А.В. в качестве обвиняемого и протоколе допроса его в качестве обвиняемого (т.4 л.д. 67, 69-72)?» вероятно выполнены Головиным А.В. Ответить на вопрос в категорической форме не представилось возможным, по причине невозможности выявления большего количества совпадений, в том числе информативных, вследствие простоты строения подписи, высокой вариционности в совокупности со средней степенью выработанности, ограничивающих объем содержащегося в них устойчивого графического материала.

В соответствии со ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу  обвиняемого и использоваться не могут как достоверные доказательства.

1. протокол допроса подозреваемого Головина А.В. от 19 ноября 2016 года т. 4 л.д. 44-47

2. протокол проверки показаний на месте от 19 ноября 2016 года т. 4 л.д. 48-57

3. протокол о производстве выемки от 19 ноября 2016 года т. 4 л.д. 60-63

4. протокол допроса обвиняемого Головина А.В. от 19 ноября 2016 года т. 4 л.д. 69-72

вызывающие сомнения доказательства и к ним необходимо относиться критически, но суд принял данные доказательства и привел их в обоснование виновности Головина А.В.

Государственный обвинитель в своих прениях указал, что подписи в вышеперечисленных документах стоят Головина А.В., так как согласно заключению эксперта №1789 от 30.09.2019 г. подделок подписей не обнаружено.

Но на разрешения эксперта и не ставился вопрос подделаны ли подписи Головина А.В., а ставился вопрос: Головиным ли выполнены подписи и получили ответ: вероятно выполнены Головиным А.В., следуя логике эксперта подписи вероятно могли быть выполнены следователем _____, адвокатом ________, следователем __________.

Также Государственный обвинитель указывает, что Головин А.В. не читал свои показания так как у него не было очков и ему показания зачитывал _______, но в протоколах указано, что протоколы прочитаны лично Головиным А.В., а не прочитаны вслух.

Однако Государственный обвинитель такие мелочи в протоколах опустил, суд также на эти противоречия не обратил никакого внимания.

Протокол осмотра места происшествия от 18.11.2016 г. осмотр начат в 19.20, осмотр окончен в 19.50 (том 4 л.д. 9-13). В данном протоколе исправлено место проведения осмотра и стоит подпись следователя __________ с надписью исправлено верить и печать СУ УМВД России по г. Новороссийску.

В материале избрания меры пресечения Головина А.В. от 20.11.2016 г., который находится в архиве Октябрьского районного суда г. Новороссийска. В нем (материале) находится копия протокола осмотра места происшествия от 18.11.2016 г. осмотр начат в 19.20, осмотр окончен в 19.50, заверенная печатью отдела полиции и подписью следователя ________. Допрошенная в судебном заседании свидетель __________ пояснила, что в действительности осмотр места происшествия проводился: осмотр начат в 23.20 18.11.2016 г., осмотр окончен в 00.10 19.11.2016 г.

Кроме того в указанном протоколе осмотра места происшествия, в описательной части осмотра, свидетель _________ пояснила, что она отразила, что ею обнаружена и изъята одна тряпичная сумка, в действительности в ходе осмотра изъяты две тряпичные сумки.

Таким образом, при производстве предварительного расследования уголовного дела № 16090466 и рассмотрения в суде фигурируют три протокола осмотра места происшествия от 18.11.2016 г., вернее один протокол в трех вариантах.

Таким образом, должно быть в соответствии со ст.75 УПК РФ: протокол осмотра места происшествия от 18 ноября 2016 года т. 4 л.д. 9-13 вызывающие сомнения доказательствами и к ним надо относиться критически.

В качестве доказательств вины Головина А.В. государственным обвинителем представлен в качестве доказательства именно протокол осмотра места происшествия от 18.11.2016 г. осмотр начат в 19.20, осмотр окончен в 19.50 (том 4 л.д. 9-13). Тогда следователь ___________ дала ложные показания в суде?

Возникает закономерный вопрос почему Государственный обвинитель не инициировал привлечение следователя __________ к ответственности за дачу заведомо ложных показаний?

Ведь следователь ___________ была предупреждена об уголовной ответственности за заведомо ложные показания. Суд также указал данный протокол в доказательство вины Головина А.В.

Защита считает протокол осмотра места происшествия от 18.11.2016 г. том 4 л.д. 9-13 сомнительным доказательством и все производные документы в последствии от этого протокола такие как: протокол осмотра предметов от 26.12.2016 г. т.4 л.д.171-187; протокол осмотра предметов от 08.01.2017 г. т.4 л.д.188-214; постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от 09.07.2017 г. т.8 л.д. 143-149.

Данные документы некорректными и соответствующим достоверности данных в них изложенным в полном объеме и следствием уточнения этих данных не произведено и в ходе судебного следствия не нашли своего подтверждения, что существенно влияет на реально похищенные вещи, на их стоимость, что отражается на объеме обвинения в частности: протокол осмотра предметов от 26.12.2016 г. т.4 л.д.171-187; протокол осмотра предметов от 08.01.2017 г. т.4 л.д.188-214; постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от 09.07.2017 г. т.8 л.д. 143-149 таким образом сумма ущерба достоверно не определена.

Протокол осмотра предметов от 26.12.2016 г. т.4 л.д.171-187; протокол осмотра предметов от 08.01.2017 г. т.4 л.д.188-214 проводила следователь _______ без участия понятых и проведения видеосъемки и ничего нет странного в том, что в протоколе осмотра предметов от 08.01.2017 г. т.4 л.д.188-214 оказалась третья сумка и добавилось еще якобы похищенных вещей.

Но следователь ________ действовала без фантазии, а вот следователь _________ проявила уже избитый следователями прием и после приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от 09.07.2017 г. в уголовном деле появились еще якобы похищенные вещи и следователь _________ якобы производила съемку при приобщении вещественных доказательств, но по непонятным причинам флешка на которую следователь _________ фиксировала проведение данного следственного действия испортилась, о чем следователь __________ составила рапорт ей естественно все поверили и начальник следствия и прокуратура г. Новороссийска.

Все это напоминает манипуляции фокусника, который из цилиндра вынимает большое количество вещей так и следователи и при очередном осмотре предметов изъятых 18.11.2016 г. похищенных вещей умудрялись доставать все новые якобы ранее похищенные вещи, тем самым увеличивая объем похищенного.

В ходе судебного следствия в качестве свидетеля защиты был допрошен эксперт ___________, (том 28 л.д. 140-142), который пояснил, что при проведении экспертизы и составления им заключения №279/17Э от 07.06.2017 года, он описал исследуемые им объекты в полном соответствии с нормативными документами указанными им в заключении.

Эксперт считает, что более подробное описание объектов исследования с указанием формы, размеров, описания характеристик драгоценных и полудрагоценных камней, имеющихся в отдельных исследуемых объектах, излишне.

Так же пояснил, что при исследовании объектов (ювелирных изделий) для определения металла из которого был изготовлен объект, и драгоценных камней он использовал приборы, а именно электрохимический детектор. Однако в вышеуказанном заключении эксперта ссылки на то, что данный прибор был использован им, и какой именно прибор был использован: название, номер, дата выпуска, проходил ли данный прибор поверку в самом заключении нет.

При даче заключений по вышеуказанной экспертизе, эксперт руководствовался ФЗ №73 от 31.05.2001 г. « О Государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» что следует из заключений.

Основные требования, предъявляемые законодательством к оформлению заключения эксперта, изложены в ст.25 указанного закона. В данной статье перечислены сведения, которые обязательно должны быть указаны в заключении эксперта.

Экспертом должны быть указаны объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы.

Эксперт описывает представленные ему на исследование материалы, здесь же указывается представленный объект исследования. Подробное описание представленного объекта, включая индивидуализирующие признаки, позволяющие в дальнейшем идентифицировать объект, и описание его упаковки может быть проведено в исследовательской части, в приложения рекомендуется включить фототаблицу, в которой будет зафиксирован ход осмотра данного объекта.

Проведение подробного осмотра, фотофиксация и указание индивидуализирующих признаков позволит суду убедиться, что эксперт исследовал именно этот объект.

Эксперт должен отразить в своем заключении весь ход проведенного исследования с анализом полученных данных. Грубейшей экспертной ошибкой является формулирование выводов по поставленным эксперту вопросам без составления исследования, на основании которых эти выводы были получены.

Суд в таком случае не может полноценно оценить заключение эксперта, так как и оценивать, по сути, нечего. Таким образом, отсутствие исследовательской части в заключении не дает возможности суду и другим лицам проверить обоснованность и достоверность полученных выводов.

При даче заключений по экспертизам указанным в п.п. 1-7, экспертами дано заключение о стоимости золотых изделий (украшений), а так же ряда других вещей, без фактического их исследования и осмотра.

Вообще не понятно, как эксперт смог дать заключение по стоимости, если следователем данные вещи эксперту не направлялись и самим экспертом не запрашивались.

При даче заключения эксперта указанного в п. 8, экспертом дано заключение о стоимости золотых изделий (украшений) предоставленных ему следователем, однако в заключении отсутствует подробное описание представленных объектов, включая индивидуализирующие признаки, позволяющие в дальнейшем их идентифицировать и позволить суду убедиться, что эксперт исследовал именно этот объект.

В ходе допроса эксперт _______ не обосновал свои выводы по методологии и соответственно заключение эксперт ___________ не выдерживает критики. Однако судом заключение эксперта _______ было принято, хотя и Головин и защита неоднократно заявляли ходатайство и следствию и суду о назначении и проведении повторной товароведческой экспертизы, но данные ходатайство и следствием и судом были отклонены.

Потерпевшая ________, допрошенная в судебном заседании пояснила, что узнала о совершении кражи в её квартире от сотрудников полиции в 20.00, когда находилась у своей дочери, а объяснение ________ дала следователю ___________ с 19.10-19.40 18 ноября 2016 года т.3 л.д. 248-249, то есть еще до того как узнала о кражи у нее вещей.

Также прокол осмотра места происшествия составлен с 21.10-22.00 18 ноября 2016 года т.3 л.д. 235-247. Согласно справки МБУ ПАСС «Служба спасения» приобщенной к материалам дела в ходе рассмотрения дела в суде следует, что аварийное деблокирование входной двери квартиры Грибковой по адресу: г. Новороссийск, __________, производилось с 21.00-22.00 18 ноября 2016 года, каким образом следователь _________ могла проводить осмотр места происшествия в квартире с заблокированной входной дверью в присутствии эксперта-криминалиста, понятых, сотрудников полиции не понятно.

Таким образом и показания потерпевшей не выдерживают критики в их достоверности, остаются сомнения, которые должны трактоваться в пользу обвиняемого Головина А.В.

Также критически необходимо относиться к ее показаниям данным в ходе судебного следствия в связи с тем, что будучи предупрежденной об уголовной ответственности она вынуждена придерживаться тех показаний данных на предварительном следствии и не могут быть достоверными в части отсутствия части вещественных доказательств и реальной их стоимости, что также указывает на превышенный объем обвинения о стоимости похищенного и соответственно на квалификацию.

Кроме этого обращает на себя внимание, что следствие проведено не объективно, не полно и не всесторонне, усматриваются явные признаки фальсификации доказательств связанные со стремлением защитить «честь мундира» увести от уголовной ответственности должностных лиц МВД виновных в хищении ценностей _________ и надо относиться критически в части похищенного и его размера, а именно: т.4 л.д.4-8, в части следующих ценностей браслет из золота 585 пробы с камнем голубой топаз, вес 7,3 грамма, стоимостью 48545 рублей; парфюмерию «Love Chloe», 30 ml, стоимостью 3000 рублей; серьга из золота в виде сердца 585 пробы с жемчугом и бриллиантами, вес 5,6 грамма, общей стоимостью 11900 рублей; две серьги из золота 585 пробы с камнем бирюза, вес 6,7 гр., общей стоимостью 44555 рублей; браслет из золота 585 пробы с камнями голубой и коричневый топаз, аметист и цитрин, вес 17 гр., стоимостью 113050 рублей; цепочку из золота 585 пробы, вес 3,8 гр., стоимостью 11913 рублей; подвеску из золота 585 пробы в виде двух окружностей, вес 1,9 гр., стоимостью 5957 рублей; две серьги из золота 583 пробы с коричневым камнем топазом, вес 9,4 гр., стоимостью 65800 рублей; браслет из золота 585 пробы с камнем гранат, вес 9,5 гр., стоимостью 63 175 рублей; кольцо из розового золота в виде цветка с бриллиантом, стоимостью 56000 рублей; кольцо из золота в виде сердца с голубым топазом, стоимостью 20000 рублей; кольцо из золота с камнями фианит, стоимостью 4800 рублей; одну серьгу из золота с бриллиантом, стоимостью 5600 рублей; тени «Guerlain» стоимостью 2470 рублей. Итого на 456765 рублей. Защита считает, что данные вещественные доказательства не были похищены у ___________ и их необходимо исключить из перечня похищенных вещей и таким образом должен быть снижен размер похищенного до 848037 рублей.

Таким образом, реальный ущерб не установлен. Не устранены на предварительном следствии и в судебном заседании существенные противоречия имеющие значение для дела, в частности по протоколу осмотра места происшествия от 18.11.2016 г. по времени его составления то есть проведения самого осмотра, что свидетельствует о необходимости критически относиться к данным содержавшимся в протоколе осмотра места происшествия от 18.11.2016 г. по предметам похищенных и отсутствующие предметы мною ранее перечислялись.

Были ли они там или нет предметом кражи достоверно не установлено. Аналогичны в части показания и потерпевшей ________. И не только снижен размер, встает вопрос который не разрешен, а что же было похищено и в каком объеме.

В данном случае полагаю, что сумма материального ущерба должна определяться из наличествующих предметов так как стоимость отсутствующих ценностей не определена и нет возможности её определить.

Таким образом, судом неверно квалифицирован эпизод по факту тайного хищения имущества, принадлежащего _____________ по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ, данный эпизод необходимо переквалифицировать по ч.3 ст. 30 п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Защита считает, что обвинение, предъявленное моему подзащитному, в 2 эпизодах – по п. «а, в» ч. 3 ст. 158 УК РФ по факту тайного хищения имущества, принадлежащего ________ и п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ по факту тайного хищения имущества, принадлежащего ________ необоснованно. В материалах дела не имеется ни единого доказательства причастности Головина А.В. к указанному преступлению. Приговор вынесен без оценки доводов защиты.

Считаю, что изменение приговора, по делу необходимо, так как без устранения судебной ошибки существенного и непреодолимого характера, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможно восстановление и защита существенно нарушенных прав, а также защищаемых законом публичных интересов.

Проверка судебных решений по уголовным делам связана с необходимостью повышения гарантированного Конституцией Российской Федерации и федеральными законами уровня судебной защиты прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Судом нарушено и положение ст. 14 УПК РФ предусматривающее: «обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях».

В случае моего подзащитного Головина А.В. принцип невиновности был нарушен со стороны суда, все сомнения указанные в ходе рассмотрения дела были истолкованы против его интересов, наличие доказательств, подтверждающих обоснованность выраженных сомнений не приняты во внимание».

____________

Может ли Александр Головин рассчитывать на объективность Краснодарского краевого суда? Что скажет председатель краевого суда Алексей Шипилов, прочитав эту статью?

Альберт Гаямян, директор Национал-правозащитного комитета «Презумпция».

Расследования в Краснодаре

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий