Я решил временно умереть, НЕ люблю бессмысленную суету

10 февраля 2016 года. Время 14 часов 18 минут. Через минуту я умру. А теперь, обо всём по порядку. Звонок на мобильный, я принимаю вызов, в трубке хорошо поставленный, властный, почти металлический голос: «Гаямян Альберт Александрович?». Я также, жёстко отвечаю: «Да!». Слышу продолжение: «Национал-правозащитный комитет «Презумпция»?». Я ещё раз отвечаю: «Да!».

Далее складывается такой диалог:

- Я из Фельдъегерской службы. Вам пакет!

- Откуда?

- Из Москвы?

- А конкретнее?

- Сейчас посмотрю! (ПАУЗА) От Уполномоченного по правам человека в России.

Я размышляю и понимаю, что дядя с погонами и пистолетом пришёл в офис, куда мне приходит почтовая корреспонденция, перепугал своим грозным видом сотрудниц, меня не обнаружил, узнал мой телефон и теперь, хочет видеть меня у себя, в конторе.

Для тех, кто НЕ знает или НЕ помнит: Государственная фельдъегерская служба Российской Федерации (ГФС России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим специальные функции в сфере обеспечения федеральной фельдъегерской связи в Российской Федерации, и входит в систему федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Президент Российской Федерации.

Слышу продолжение: «Вам необходимо ….. явиться по адресу …».

Я продолжаю размышлять: Мне нужно куда-то ехать, кого-то и чего-то ждать, чего-то писать, затем — фас, протокол, отпечатки пальцев (я утрирую), и всё ради того, чтобы получить ненужную мне пустую отписку. Да, ну, её!

Я перебиваю собеседника фразой: «Отправьте пакет назад. Мне НЕ интересно его содержание».

ПАУЗА.

«Не могу, я должен вручить его Вам лично!», — чётко отвечает он мне.

«Напишите, что я умер! Вручение невозможно в связи со смертью адресата. Только не требуйте, пожалуйста, от меня справки о смерти!».

Пауза была долгой, после которой прозвучал ответ: «Хорошо, я напишу, что Вы скончались…». На этом мы простились и прекратили разговор.

Потом меня долго мучили вопросы: Почему мне НЕ прислали обычное письмо по почте? Ну, на худой конец, заказное письмо? Зачем тратить на доставку письма в десятки раз больше, используя дорогостоящие услуги фельдъегеря?

Подумав, решил так: Всё просто, Аппарат Уполномоченного по правам человека осваивает денежные средства, выделенные из федерального бюджета! Вот, в том числе, куда уходят НАШИ, народные деньги!

И чем больше они (сотрудники аппарата УПЧ) их потратят в этом году, тем больше получат в следующем! Такова судьба бюджетных денег в России. И это – самый простой пример расточительности. Есть примеры и похлеще…

P.S. Мало того, что народные деньги ушли на то, чтобы пакет дошёл до Краснодара. Теперь, ещё уйдёт столько же на его обратный путь. Так что, и меня можно в растратчики записать…

Альберт Гаямян, оживший после телефонного разговора, директор Национал-правозащитного комитета «Презумпция».

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Мне тоже отписку заказным письмом уже год присылают. Я ее не получаю, она уходит назад, потом снова приходит и так уже больше года…

  2. СИБУРДЕ — СИмуляция БУРной ДЕятельностьи.
    Следующая аббревиатура МММ.
    В чем мотивация работы чиновника? Какими параметрами производится оценка? В чем его конкретный продукт? Почему «кругами по воде» построены служебные структуры «от мала до велика»? Дублирующие функции, раздувание щек, раздутые штаты, как определены зарплаты и др.?

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий