Полиция Симферополя скрывает фальшивые документы от руководства МВД?

Неожиданное продолжение получила «грязная» история с фальшивыми документами, оказавшимися в материалах доследственной проверки, проводившейся в Управлении МВД России по городу Симферополь на основании рапорта начальника Управления уголовного розыска МВД по Республике Крым Максима Салькова.

Напомню, по результатам странных, на мой взгляд, оперативно-розыскных мероприятий, проведённых сотрудниками Управления уголовного розыска МВД по Республике Крым, начальник Управления Максим Сальков зарегистрировал рапорт о якобы выявлении признаков преступления в моих действиях.

Суть непонятных мне претензий Салькова сводилась к тому, что меня «заподозрили» в использовании якобы фальшивого паспорта гражданина России.

Но самым смешным в этом деле стало полное отсутствие интереса полиции к должностным лицам ФМС России, этот паспорт выдавшим.

Ну, посудите сами: Если гражданин использует якобы фальшивый паспорт, зарегистрированный во всех базах МВД, то значит эту «фальшивку» изготовили сотрудники ФМС, так как паспорт был получен мною в 2013 году.

Но, могу предположить, что целью «спецоперации» уголовного розыска была отнюдь не борьба с преступностью. После десятка контролей Генеральной прокуратуры России и требований прокуратуры Крыма, паспорт мне отдали.

Но «закрыть», по моему мнению, сфабрикованную доследственную проверку не получается, так как я сам регулярно обжалую все постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении меня же, выносимые должностными лицами симферопольской полиции.

При этом, ситуация дошла до такого абсурда, что полиция Симферополя начала скрывать материалы от прокуратуры. И неспроста. 

При ознакомлении с материалами проверки, я обнаружил в полицейских папках ксерокопии «документов», имеющие явные признаки подделки, о чём немедленно подал заявления в прокуратуру и начальнику Управления МВД России по городу Симферополь Сергею Васильевичу Николаеву.

Параллельно с этим выяснился ещё один странный факт. В полицию Симферополя поступило заявление освободившегося из тюрьмы после пятилетней отсидки за вымогательство, гражданина Израиля Владимира Викторовича Новикова.

В своём заявлении бывший «сиделец» потребовал моего немедленного задержания в связи с тем, что я якобы нахожусь в федеральном розыске.

А к своему заявлению бывший уголовник Владимир Новиков прикрепил те же самые ксерокопии, на которых уже красовалась подпись, очень похожая, на мой взгляд, на подпись одного из руководителей оперативно-розыскной части собственной безопасности МВД по Республике Крым Алексея Алексеевича Ковальчука.

Так как никто меня не ищет и никому, кроме моей семьи, я не нужен, сотрудники Отдела уголовного розыска УМВД России по городу Симферополь отказались меня задерживать о чём и сообщили Новикову.

При этом мною в полицию Симферополя было немедленно подано заявление об использовании документов с признаками подделки.

И тут, началось самое странное. Вскоре, после оформления отказа в моем задержании, проводивший проверку оперуполномоченный уголовного розыска был уволен.

А другой оперуполномоченный, начавший проверку моего заявления по факту возможного использования фальшивых документов, был отстранён от исполнения служебных обязанностей и, по направлению поликлиники МВД по Республике Крым, отправлен в стационар Крымской республиканской психиатрической больницы.

Но проверку моих заявлений проводить все равно надо. Какой-то ответ из полиции Симферополя я получить должен. Тем более, что ход проверки контролируется Главным управлением уголовного розыска МВД России, так как на возможных фальшивках красуется подпись, якобы выполненная от имени начальника Главного управления УР МВД РФ Виктора Владимировича Голованова.

И тут возникает вопрос: Не окажутся ли уволенными или отправленными в психиатрическую больницу все сотрудники Отдела уголовного розыска Управления МВД России по городу Симферополь по очереди?

Ведь материалы отправленного в психиатрический стационар опера кому-то надо передать для дальнейшего исполнения.

С этими вопросами я обратился на личном приёме к временно исполняющему обязанности министра внутренних дел по Республике Крым Павлу Леонидовичу Каранде, так как ход проверки контролируемой из Москвы, должен им, вероятно, отслеживаться.

Тем более, что в моих обращениях в Главное управление уголовного розыска федерального МВД, я чётко указывал место нахождения материалов и фамилию, ныне находящегося в психиатрическом стационаре, опера симферопольского городского управления.

Я понимаю, что задать вопросы, пребывающему в психиатрическом стационаре, оперу, вероятно, затруднительно.

Уж, не поэтому ли его туда и отправили? Ну сами посудите: Из Москвы «падает» контроль по, имеющему «гнилой» душок материалу и вдруг возникают подозрения в психическом здоровье сотрудника уголовного розыска, проводящего проверку.

Теперь, как я полагаю, «с чистой совестью», можно доложить в Москву, что опросить оперативника не представляется возможным, так как он пребывает в психушке.

А ведь именно этот опер уже детально разобрался в ситуации и вплотную подошёл к раскрытию.

Но вернёмся к личному приёму у генерала полиции Павла Леонидовича Каранды, который состоялся 31 мая в общественной приёмной МВД по Республике Крым.

Объяснив ему ситуацию, я понял, что генералу не известна и половина изложенных мною фактов. То есть даже если, контролируемая Москвой, проверка и проводится, то, могу предположить, что начальник Управления МВД России по городу Симферополь Сергей Васильевич Николаев не доложил генералу всех обстоятельств дела и не предоставил всех документов.

Более того, из видимой реакции генерала я могу сделать вывод, что ему, возможно, не известен факт госпитализации, проводившего проверку опера в психиатрический стационар.

Но смысла в этих, возможных, манипуляциях симферопольской полиции я пока не вижу. Проверку проводить надо. И доложить все обстоятельства дела генералу придётся.

Причём доложить правду, так как я могу придти на следующий личный приём для изложения своей версии событий и предоставления дополнительных документов и материалов.

Более того, я могу посоветовать начальнику симферопольской полиции полковнику Сергею Васильевичу Николаеву не пытаться доказывать, что опера «упекли» в психушку в связи с, якобы, событиями двухмесячной давности не имеющими никакого отношения к проверке моего заявления.

Два месяца после тех событий опер исполнял свои обязанности и носил оружие. И никаких вопросов к его психическому состоянию не возникало.

Но как только он начал проверку возможных фальшивок с возможными подписями генерала Голованова и подполковника Ковальчука, потребовалась его немедленная госпитализация в психиатрический стационар.

Странно, не правда ли?

Марк Бен-Наим, Республика Крым.

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий