Почти мемуары с рассуждениями… (Часть 4)

Продолжение. Начало: Альберт Гаямян: Почти мемуары с рассуждениями… (ЧАСТЬ 1). А также: Почти мемуары с рассуждениями… (ЧАСТЬ 2) и Почти мемуары с рассуждениями… (Часть 3). О Гейдаре Алиевиче Алиеве можно рассказывать много. Я уже упоминал о том, что Алиев по национальности был курдом, но естественно, для всех своих «поданных» он был азербайджанцем. Бакинские армяне прекрасно знают о том, что погромы в Баку и Сумгаите в 1988 году, к которым мы ещё вернёмся, были организованы руководством КГБ СССР. Но именно Гейдар Алиев на протяжении двадцати лет осуществлял подготовку к этому действу, приведшему впоследствии к развалу СССР, проводя свою идеологическую и кадровую политику.

Вот историческая справка: Гейдар Алиевич Алиев — председатель КГБ при Совете Министров Азербайджанской ССР (1966—1969), 1-й секретарь ЦК КП Азербайджанской ССР (1969—1982), член Политбюро ЦК КПСС (с 1982 года), первый заместитель председателя Совета Министров СССР, генерал-майор. В 1987 году ушёл в отставку с занимаемой должности. Вернувшись в Азербайджан в июле 1990 года, он сначала был избран депутатом Верховного Совета Азербайджанской ССР, председателем Верховного Меджлиса Нахичеванской Автономной Республики (1991—1993), затем президент Азербайджана (1993—2003).

Как верно пишет известный армянский публицист и политолог Левон Мелик-Шахназарян, вся жизнь этого человека покрыта мраком не таинственности, как иногда стыдливо ее именуют, а фальши, лжи и убийств. Начиная от национальной принадлежности: Гейдар Алиев родился в курдской юрте, что не помешало ему позиционировать себя «азербайджанцем», то есть закавказским турком, и даже заявить на заседании парламента «Я горжусь тем, что я – азербайджанец!». В его обильно издаваемой и цитируемой биографии сфальсифицированы даже дата рождения и дата смерти. И если дата рождения была изменена с помощью высокопоставленного чиновника, брата отца, Гасана, с целью избежать призыва в воюющую против фашизма Красную Армию, то дата смерти Гейдара Алиева четыре месяца скрывалась от общественности с целью возвести в кресло президента Азербайджана его сына – Ильхама Алиева.

Я позволю себе в этой части своего повествования использовать аналитические труды Левона Мелик-Шахназаряна, который точно охарактеризовал всю деятельность этого человека.

Летом 1939 года Гейдар Алиев поступил на архитектурный факультет Азербайджанского индустриального института. А 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Успевший закончить всего два курса института, Гейдар  – 18-летний юнец без специального образования, тут же назначается заведующим отделом НКВД и Совнаркома Нахиджеванской автономной республики. Это были должности, обеспечивающие броню от призыва в армию (дядя Гасан постарался). Интересно, что больше никому из его сокурсников бронь не была предоставлена. Здесь необходимо отметить, что до начала войны в документах Гейдара было указано, что родился он в 1922 году, в Сисианском районе Армении, во время перекочевки его родного племени Джалали в Нахиджеван, что означало, что он должен был быть призван в армию еще в 1940 году. Новые документы Гейдара «свидетельствовали» уже о том, что он родился в самом Нахиджеване. Между тем, документальных записей о рождении Гейдара, как и метрики, не смогла найти даже проводящее расследование деятельности Г. Алиева комиссия Комитета партийного контроля ЦК КПСС.

В 1948 году Гейдара женили. Невесту подобрали соответственно возлагавшимся на него надеждам – Зульфию, дочку первого секретаря Дагестанского обкома Аббаса Алиева. Она слыла первой красавицей Дагестана. Ее красота, горделивая осанка кавказской женщины, природный ум (она имела ученую степень доктора наук, что вовсе не обязательно для жены на Востоке), такт и обаяние производили впечатление на всех, кто в 80-е годы видел ее на официальных приемах в Москве.

Номенклатурный брак даже с такой красавицей, видимо, не принес счастья Гейдару, через полгода после свадьбы он изменил молодой жене. Любовница была «товарищем по работе». Известно, что она родом с Украины, во время войны путалась с немецкими офицерами. С одним из них пыталась бежать в Германию в 1944 году. Их поймали, немца отправили в лагерь, а ее завербовала госбезопасность. В качестве агента Лубянки она и появилась в Баку.

В распоряжении Алиева было несколько конспиративных квартир. Там и встречались любовники. Их роман не удалось скрыть от завистливых сотрудников, недовольных быстрой карьерой молодого выдвиженца. На стол начальству лег скандальный рапорт. Дело дошло до Москвы. По служебной линии меры были крутые: Гейдара разжаловали в младшие лейтенанты и перевели на самую низкую должность в оперативной работе. Любовницу просто выгнали «из рядов».

По нормам того времени Алиеву грозило исключение из партии, но вмешался всемогущий дядя Гасан, и партсобрание КГБ вынесло решение: строгий выговор с занесением в учетную карточку. Потом райком снизил наказание до простого выговора и учетная карточка осталась чистой. После этого он сделался примерным семьянином. Зульфия родила ему дочку Севиль и сына Ильхама.

Г.Алиеву трудно отказать в природном уме и смекалке, однако столь же сложно утверждать, что эти свои качества он использовал во благо кого бы то, или чего бы то ни было. В конце шестидесятых, начале семидесятых годов прошлого века, выполняя задание КГБ СССР, он стал одним из организаторов Курдской рабочей партии и курдского повстанческого движения в Турции. Много лет спустя, уже, будучи президентом Азербайджанской республики, он «поделился» имеющимися у него документами с «дорогим братом», президентом Турции Сулейманом Демирелем, подставив под ятаган тысячи своих зарубежных соплеменников, в том числе и Аширета Шикаки, к которому принадлежало его племя. Одновременно, начиная с 1993 года, Гейдар Алиев переселял в Азербайджан гонимых в Турции курдов, создавая для себя и сына этносоциальную базу в ожидаемом противостоянии с закавказскими турками.

Будучи руководителем советского Азербайджана, Алиев придумал прием «адаптации к обстоятельствам», которым часто пользовался, и которым поныне пользуется его сынок. Началось все с победных рапортов по выполнению плана сбора хлопка. Тогда Алиев заставил подчиненных написать липовые отчеты по количеству собранного урожая хлопка. В результате собранный урожай был «увеличен» более чем в два раза и «нарисовалась» итоговая цифра: два миллиона тонн. Когда в Москве Алиеву указали на неправдоподобность этой цифры и намекнули на возможную проверку источника приписок, он тут же приказал арестовать шестерых руководителей районов. В тюрьму загремели люди, выполнявшие приказ Гейдара Алиева, а сам он удостоился похвалы за принципиальность в деле борьбы с приписками и махинациями.

В дальнейшем Алиев не раз использовал этот прием. Например, будучи уже президентом Азербайджана, он никогда не отказывал себе в удовольствии бросить в тюремные застенки оппозиционеров и инакомыслящих. А после многократных требований различных международных структур он выпускал из тюрьмы одного-двух арестантов, как правило, уже надломленных. Вследствие подобных «демократичных» шагов Азербайджан удостаивался похвалы как президент государства, в котором имеют место «положительные сдвиги в области прав человека». Столь нехитрым, но действенным способом Алиев умело манипулировал мнением международных структур об Азербайджане не только в области прав человека, естественно.

Алиев является главным и, пожалуй, единственным кукловодом трагических событий в пригороде города Агдам (ныне Акна), приведшим к убийству боевиками Народного фронта Азербайджана сотен жителей карабахской деревни Ходжалу. «Кровь нам нужна», — таким был его ответ на просьбу оказать помощь в предотвращении массового убийства. Вскоре выяснилось, что кровь ему была нужна для ослабления позиций Народного фронта и возвращения к власти в Азербайджане. Летом 1993 года Алиев организовал в республике военный переворот, и вместе с мятежниками прибыл в Баку. Его «друг» и однофамилец, президент Азербайджана Абульфас Алиев (Эльчибей), с которым он горячо целовался всего несколько месяцев назад, бежал из Баку. А день возвращения Гейдара Алиевича в столицу республики,15 июня, впоследствии стали праздновать как «День национального спасения». (А.Г.: По моим данным, Абульфас Эльчибей — двоюродный брат Гейдара Алиева).

Знаменательно, что вооруженный мятеж отрядов полковника Суррета Гусейнова начался 4 июня, в день, когда Эльчибей должен был подписать «контракт века» с крупнейшими нефтяными компаниями мира. Контракт будет подписан спустя год, уже Гейдаром Алиевым, которому и достались лавры человека, обеспечившего «экономическое процветание» Азербайджана. «Спаситель нации» оказался обыкновенным вором и мошенником, укравшим подготовленную к подписанию заслугу Эльчибея.

Обеспечив себе должность президента Азербайджана,  Алиев организовал несколько «попыток переворота», в результате «подавления» которых ему удалось избавиться от вознесшего его к власти в республике Суррета Гусейнова, а также командира ОПОНА Ровшана Джавадова. До этих «переворотов» Гейдар организует разгром Талыш-Муганской республики, организует убийство лидера аварцев Али Анцухского, а после них избавится от председателя Милли меджлиса (парламента) Расула Гулиева…

Преступления этого человека можно перечислять долго, но, пожалуй, к наиболее тяжелым последствиям для граждан Азербайджана, а также Республики Арцах и Армении привели его кровавые авантюры в Карабахе. Захватив власть в Азербайджане, Гейдар Алиев попытался продолжить агрессивную политику своих предшественников – Муталибова и Эльчибея – и, в нарушение договоренностей о перемирии, возобновил военную агрессию против НКР. Результатом этой июльской авантюры 1993 года стал предсказуемый крах наступления, и потеря до этого времени контролировавшегося Азербайджаном города Акна (бывший Агдам). Урок Алиеву впрок не пошел, и в конце лета начале осени того же года он еще несколько раз пробовал захватить Арцах военным путем.

Новые авантюры Алиева привели к гибели тысяч молодых людей и потере еще четырех районов, до того контролировавшихся азербайджанской стороной. Но это не повлияло на планы Алиева. После очередного соглашения о перемирии он приступил к массовой мобилизации мужчин в Азербайджане. Людей хватали на улицах, в кинотеатрах, в метро, на автобусных остановках, вытаскивали из супружеских постелей… и, неподготовленных, отправляли прямиком в Карабах. А чтобы они не дезертировали, были созданы карательно-заградительные отряды, составленные из тысяч афганских моджахедов. Здесь стоит отметить, что афганские наемники, числом более трех тысяч «моджахедов», оказались никудышными солдатами, раз за разом терпящими поражения от армянских бойцов, вследствие чего Г.Алиев решил использовать их в роли «заградительных» отрядов.

21 декабря 1993 года началось последнее крупномасштабное наступление Азербайджана, продолжавшееся примерно до середины марта 1994 года. Только за этот период и только убитыми Азербайджан потерял свыше 22 тысяч аскеров. Таким образом, Алиев является истинным виновником гибели примерно 30 тысяч молодых жителей Азербайджана, ещё 7 тысяч азербайджанских аскеров были уничтожены до прихода Алиева к власти, и около трех тысяч армянских бойцов.

Надо сказать, что Алиев, опасавшийся бунта и протестов в Азербайджане, предусмотрительно скрывал азербайджанские жертвы от общественности республики. С этой целью он запретил привозить большую часть трупов из Арцаха в Азербайджан, и распорядился хоронить погибших аскеров в «братских» могилах в Карабахе, для чего к фронту были пригнаны сотни экскаваторов. И сегодня тысячи и тысячи молодых азербайджанских ребят лежат вповалку в многочисленных подобных «могилах» на чужой для них земле. Армянская сторона неоднократно сообщала об этих могилах, предлагала официальному Баку забрать трупы своих граждан, предать их земле согласно исламским обрядам, однако будущему «общенациональному вождю» Азербайджана, а затем и его сыну, Ильхаму Алиеву, выгоднее стонать о без вести погибших, чем признаться в собственных преступлениях. Гейдару Алиеву были глубоко безразличны чувства матерей, детей и жен погибших, ему было важнее добиться укрепления своей власти в республике.

Преступная и черная как смерть жизнь Гейдара Алиева закончилась 1 августа 2003 года, однако его смерть скрывали от населения Азербайджана до 12 декабря того же года. За это время мертвый Гейдар успел «назначить» своего сына Ильхама исполняющим обязанности президента Азербайджана, организовать выборы, на которых «победил» Ильхам, «дождаться» инаугурации сына, и лишь после всего этого торжественно, в золоченом гробу, вернуться в Баку. Так закончилась земная жизнь политического афериста, дезертира и патологического убийцы. Но смерть Гейдара Алиева, проклинаемого родителями тысяч и тысяч «без вести» пропавших азербайджанских солдат, продолжается. И, судя по заявлениям Ильхама Алиева, такая же судьба ожидает и его сына – нынешнего президента Азербайджана…

(Вспоминаю и пишу дальше…)

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий