Письмо в редакцию, непонятое нами…

В ИАП «Интер-Информ» люди пишут о разном. У редакции есть огромное желание помочь каждому, но иногда мы получаем подобные письма, у нас возникает множество вопросов. Наш юрисконсульт трижды пытался разобраться с эти письмом, но у него ничего не вышло. «Сплошная «вода»,- заявил он после третьей попытки. Просим автора изложить суть вопроса покороче.

Письмо, непонятое нами, без сокращения:
06.08.2010г. следователем СЧ СУ при УВД по городу Краснодару, в нарушение
требований ст. 144 УПК РФ, регламентирующей порядок рассмотрения сообщения о
преступлении, без проведения предусмотренной указанной статьей доследственной
проверки, при отсутствии каких-либо данных, указывающих на признаки преступления,
как того требует ст. 140 УПК РФ, по поступившему в ГУВД Краснодарского края
заявлению директора ООО <Авента> Объедкова П.П., в отношении меня было возбуждено
уголовное дело ?105832 по ч. 4 ст. 159 УК РФ, предусматривающей ответственность за
мошенничество, совершенное организованной группой, в особо крупном размере.

В основу незаконного, необоснованного и преждевременно вынесенного процессуального
решения о возбуждении уголовного дела был положен имевший место факт утраты
мебели, которая явилась предметом перевозки из Италии в город Краснодар,
согласно договору, заключенному ООО <Авента> с принадлежащей мне
транспортно-экспедиционной компанией CZ- TEKS.N. spol. s.r.o., Чешская Республика,
г. Прага.

Проявленной исполнителем оперативности в решении вопроса о сиюминутном
возбуждении уголовного дела на основании только лишь одного заявлении
Объедкова П.П., объективно ничем не подтвержденного, не помешало ни его
крайне небрежное оформление, ни указанная на нем и не соответствующая
времени подачи дата исполнения (03.07.2010г. при подаче заявления в
августе месяце), ни отсутствие штампа о поступлении в УВД края с
указанием даты и входящего номера, ни отсутствие отметки о
предусмотренной законом регистрации в КУСП, ни отсутствие названия
органа или должностного лица, которым данное заявление было изначально
адресовано исполнителем, ни умолчание заявителя Объедкова П.П. при
оформлении заявления о юридическом адресе и фактическом местонахождении
ООО <Авента>.

Было очевидным, что все вышеуказанные пробелы и недостатки в оформлении
заявления об утрате груза, были для исполнителя постановления о
возбуждении уголовного дела компенсированы соответствующими резолюциями
высокопоставленных должностных лиц краевого УВД, имеющимися на
документах, сопровождающих вышеуказанное заявление, которые для
следователя, вынесшего постановление о возбуждении уголовного дела,
явились, судя по всему, не только обязательными к исполнению, но и
первостепенными, основополагающими и более убедительными, чем
требования уголовно-процессуального закона, регламентирующего порядок
проверки заявления о преступлении и основания возбуждения уголовного
дела.

При этом следует отметить, что даже такие руководители ГУВД
Краснодарского края, приложившие свою руку к продвижению заявления
Объедкова П.П., не соответствующего по своему оформлению предъявляемым
требованиям, по лабиринтам краевого ведомства и за его пределами, как
первый заместитель начальника ГУВД генерал-майор милиции Глебов Б.Т.,
адресовавший заявление об утрате груза начальнику Управления
уголовного розыска ГУВД края Дробязго Е.А. и одновременно
собственноручно вынесший постановление от 06.08.2010г. о направлении
сообщения по подследственности, а также полковник милиции Дробязго Е.А.,
направивший в этот же день полученное от Глебова Б.Т. заявление об утрате
груза для организации проверки в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ в адрес
начальника ОМ ?1 УВД по г. Краснодару, не позволили себе на заявлении
Объедкова П.П. написать ни единого слова, даже в форме резолюции, не
рискнув, по-видимому, нарушить первозданный вид такого <уникального>
по форме и содержанию документа, чтобы невзначай не обидеть его
исполнителя — заявителя Объедкова П.П., о <вхожести> которого в кабинеты
вышеуказанного и другого руководства краевого ведомства, свидетельствует
изложенная мною история с его заявлением, которая так подробно
приведена в связи с тем, что, как ничто другое, она проливает свет на
все дальнейшие события, связанные с необъективным расследованием
возбужденного в отношении меня уголовного дела, незаконным уголовным
преследованием и безнаказанным нарушением правоохранительными органами
края, а также прокуратурой и судом, моих законных прав и интересов.

Так, следователь СЧ СУ при УВД по городу Краснодару капитан юстиции Шутенко
А.А., незаконно возбудивший 06.08.2010г. в отношении меня уголовное дело по ч.4
ст. 159 УК РФ, так спешил сделать меня подозреваемым и упрятать за решетку, что
перед принятием такого юридически значимого процессуального решения, как
возбуждение уголовного дела, не опросил по обстоятельствам случившегося не только
меня, но даже заявителя Объедкова П.П., ограничившись представленным ему
оперуполномоченным ОРЧ (УР) ?1 н.п. по Краснодарскому краю капитаном милиции
Жмурко А.В. объяснением некого Клименко О.П., работающего бизнес-аналитиком в
ООО <Авента>. На этом вся доследственная проверка закончилась.

Следует также отметить, что именно оперуполномоченным Жмурко А.В. был исполнен
рапорт от 06.08.2010г. об обнаружении в моих действиях признаков преступления,
который в этот же день был зарегистрирован в КУСП ГУВД Краснодарского края под
номером -2702, и незамедлительно, в этот же день, поступил вместе с заявлением об
утрате мебели к следователю СЧ СУ при УВД по городу Краснодару Шутенко А.А.,
который, до вынесения постановления о возбуждении в отношении меня уголовного
дела, ни одного проверочного действия самостоятельно не выполнил. Допущенные им
нарушения, стали возможны не только по причине наличия указания сверху о
незамедлительном возбуждении в отношении меня уголовного дела, но и в результате
полного отсутствия ведомственного контроля и прокурорского надзора, как за
соблюдением регистрационной дисциплины, так и за законностью возбуждения уголовного
дела, повлекшего для меня тяжелые моральные и материальные последствия, потому
что в действительности, никакого преступления я не совершал и в установлении
местонахождения груза был заинтересован как никто другой, поскольку случившееся
реально могло подорвать мою репутацию в сфере предпринимательства, которой я очень
дорожу.

В июле 2010 года, я, как экспедитор фирмы , зарегистрированной в Чехии,
принимал участие в организации перевозки груза из Италии в Российскую Федерацию,
в частности, в город Краснодар, по заявке Заказчика в лице ООО <Авента>,
зарегистрированного в указанном городе. Для организации транспортировки, т.е.
экспедирования груза, ООО <Авента> заключила с транспортно- экспедиторской
компанией , действующей в моем лице, договор ?024/ 2010 и два
договора-заявки, датированные 21.07.2010г. Я, в свою очередь, заключил субдоговор
с Перевозчиком на перевозку груза силами двух водителей на евро-фурах компании
, Словакия, которые должны были быть поданы под погрузку для
экспедирования груза в международном сообщении. По независящим от меня, как от
Экспедитора, причинам и обстоятельствам, которых я не мог предвидеть, указанный
груз в город Краснодар в назначенное время доставлен не был. Произойти это могло
по двум причинам: либо груз не был отгружен Грузоотправителем — Италянской
мебельной фабрикой CLUB HOUSE s.p.a, о чем может свидетельствовать отсутствие
необходимых для его отгрузки документов, либо Перевозчик ,
Словакия, привлеченный мною, как Экспедитором, не выполнил свои обязательства.

Вопрос об утрате перевозимого груза, согласно ГК РФ и Закона об <Экспедиционной деятельности>, должен решаться между Экспедитором и Заказчиком исключительно в
рамках гражданско-правовых отношений. Несмотря на это, Заказчик, в лице
учредителя ООО <Авента>, не предъявив ни одной претензии по возмещению ущерба,
используя, как мне стало известно из достоверного источника, личное знакомство с
сотрудником ГУВД Краснодарского края, а именно, начальником отдела по налоговым
преступлениям, а также с председателем Краснодарского краевого суда, инициировал
незаконное возбуждение против меня уголовного дела ?105832 по ч. 4 ст. 159 УК
РФ, предусматривающей уголовную ответственность за мошенничество, и избрание
меры пресечения в виде содержания под стражей.

Когда я от менеджера ООО <ТК <СТР> Моталенко И.С. узнал, что
водители, доставляющие груз, предназначенный для ООО <Авента>, к месту
назначения, с 28.07.2010г. на связь не выходят, то сразу же вылетел в
Прагу, для установления всех обстоятельств, связанных с транспортировкой.
Я планировал путем имеющихся деловых связей с партнерами по бизнесу,
проследить за перемещением груза на всем пути его следования от
станции получения до места прерывания связи с водителями транспортных
средств, обеспечивающими перевозку.

Находясь в Праге, я, параллельно с поиском следов пропавшего груза,
29.07. 2010г. подал заявление о преступлении в Чешскую полицию, по
месту заключения договора о перевозке груза. Для этого были запрошены
необходимые документы с места загрузки автотранспорта. Также
грузополучатель ООО <Авента> сбросил на электронную почту инвойсы и
CMR, из содержания которых мне стало известно, что в машины была
произведена загрузка перевозимого груза стоимостью, значительно
превышающей предварительно оговоренную с грузополучателем, а именно,
100 000 евро (согласно нашей страховке и CMR-страхованию перевозчика).
Как выяснилось, стоимость перевозимого груза составляла более 400 000
евро, из чего следовало, что Заказчик, начиная с 23.07.2010г., т.е. с
момента загрузки, не поставил нас в известность о значительном
превышении стоимости перевозимого груза, не сбросил инвойсы, хотя
обещал сбросить их после загрузки транспорта, не просил нас
достраховать перевозимый груз, что не составляло никакой проблемы.

После исчезновения груза и получения в ходе его поиска соответствующей
информации, я разместил в интернете объявление о том, что на
территории Словацкой Республики действует международная преступная
группировка, которая похищает грузы, перевозимые автомобильным
транспортом из Италии в Россию и Казахстан. Используя Интернет,
преступники предлагают услуги Экспедиторам из Чехии, Литвы, Белорусии,
России и др. Также я сообщил все имеющиеся у меня данные,
касающиеся компании, завладевшей грузом, водителей и транспортных
средств. После размещения указанного объявления в Интернете, мне стало
известно также о других фактах хищений грузов, о чем я сообщил
следователю, однако адекватной реакции на это не последовало.

Находясь в Праге, я также заключил договор с ООО <Регула-юрист Роубал Вацлав>, копию прилагаю, которому были предоставлены все необходимые
документы для анализа перевозки утраченного груза и действий со
стороны ООО и грузополучателя ООО <Авента>. После
проведения соответствующего правового анализа Доктором прав Вацлавом
Роубалом из бюро по консалтингу и урегулированию ущерба ООО <Регула>,
было составлено экспертное заключение, согласно которому, со стороны
моей фирмы ООО , как отправителя, был соблюден требуемый
профессиональный порядок действий в случае, когда груз своевременно не
доставлен установленному получателю. Учитывая подозрение в
противозаконных действиях, обнаруженных на этапе реализации предметной
транспортировки груза, работники ООО приняли все стандартные
меры, а именно, в области гражданско-правового порядка, т.е. уведомили
об ущербе соответствующего страховщика грузоотправителя, а также провели
переговоры с грузополучателем — ООО <Авента> в г. Краснодаре.

Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) от
19.05.1956г. и Федеральный Закон Российской Федерации о
транспортно-экспедиционной деятельности ? 87-ФЗ от 30.06. 2003г. также
предусматривают для урегулирования подобных случаев исключительно
гражданско-правовые отношения.

Узнав о том, что в отношении меня возбуждено уголовное дело, я незамедлительно
возвратился в г. Краснодар, будучи уверенным, что доказать в ходе следствия свою
невиновность, не составит никакого труда. Однако, после допроса следователем, я
сразу же был доставлен в Ленинский районный суд г. Краснодара и арестован.

На мое предложение заказать у итальянцев аналогичный комплект мебели,
представители ООО <Авента> объяснили мне, что заказавший мебель <господин, не желает, чтобы в Европе был такой же комплект мебели>.

Вопрос об избрании в отношении меня меры пресечения, не связанной с лишением
свободы, даже не рассматривался, несмотря на то, что никаких законных оснований,
препятствующих этому, не было, а именно, я имею постоянное место жительства на
территории Российской Федерации, личность моя установлена, я не судим,
положительно характеризуюсь, имею семью и от органов следствия не скрывался. Более
того, будучи опытным и высокопрофессиональным грузоперевозчиком, знающим все
тонкости этого бизнеса, я мог оказать следствию реальную помощь в раскрытии
преступления и задержании преступников. Однако, как я понял в разговоре со
следователем, в моей помощи никто не нуждался, потому что возбуждение в
отношении меня уголовного дела, имело своей целью не установление истины и
раскрытие преступления, а спланированное отстранение меня от предпринимательской
деятельности, наложение ареста на имущество моих фирм, а также на мое личное
имущество, с последующим захватом моего бизнеса. Другого объяснения тому, что
случилось со мной, я не нахожу.

Каждое продление срока содержания под стражей сопровождалось грубым нарушением
требований уголовно-процессуального закона, при котором, прокурор и судья, как
роботы, слово в слово повторяли доводы, содержащиеся в ходатайстве следователя,
без учета приводимых стороной защиты юридически значимых сведений и фактов,
подтверждающих мою невиновность и отсутствие оснований для содержания меня под
стражей.

Кассационная и надзорная инстанции, рассматривавшие жалобы на судебные решения
о продлении срока содержания под стражей, каждый раз практически переписывали в
своих решениях доводы предыдущих судебных инстанций и безмотивно оставляли их в
силе.

По всему было видно, что всем учиненным в отношении меня беззаконием и
произволом, руководит некто всесильный, являющийся гарантом безнаказанности
задействованных в организованной вакханалии должностных лиц.

В то время, как предварительное следствие пыталось изобличить меня в совершении
преступления, которого я не совершал, Интерпол по уголовному делу, возбужденному
по факту пропажи груза, провел свое собственное расследование и установил, что
предназначавшаяся для ООО <Авента> мебель, похищена организованной
преступной группой, на счету у которой несколько аналогичных эпизодов
преступлений, совершенных в отношении граждан различных государств. Криминальная
полиция Чешской Республики также сообщила, что обстоятельства пропажи груза,
предназначенного для ООО <Авента>, расследует Словацкая полиция, на территории
которой <подтверждается регистрация транспортной фирмы , которая,
согласно переданной Полиции документации, отвечает за несоблюдение договора, что
это произошло вследствие преступной деятельности работников данной транспортной
организации>.

Однако и после получения информации, свидетельствующей о совершении преступления
другими лицами, уголовное преследование в отношении меня в полном объеме
прекращено не было, и мера пресечения не изменена.

Переквалифицировав мои действия, в связи с недоказанностью моей причастности к
совершению мошенничества, на ч. 3 ст. 165 УК РФ, предусматривающую уголовную
ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или
злоупотребления доверием, следователь направил уголовное дело с обвинительным
заключением в суд, для рассмотрения по существу, несмотря на то, что выводы
следствия противоречат уголовно-правовой характеристике и природе деяния,
предусмотренного ст. 165 УК РФ, ввиду отсутствия такого квалифицирующего
признака, как причинение имущественного ущерба, предполагающего выбытие имущества
из фондов потерпевшего (упущенная выгода).

В отличие от ранее ошибочно вменявшегося мне в вину мошенничества, при котором
происходит незаконное реальное изъятие имущества из владения потерпевшего,
влекущее уменьшение соответствующих фондов, при причинении имущественного ущерба
путем обмана, фонды потерпевшего не уменьшаются, так как ему лишь причиняется
убыток в виде упущенной выгоды, то есть в виде недополучения дохода., Поэтому по
статье 165 УК РФ, при ее правильной трактовке, квалифицируются деяния совсем
другого рода, например, получение проводником вагона или водителем
междугороднего автобуса, денег с пассажиров за безбилетный проезд; эксплуатация
чужой техники без ведома и согласия собственника и т.д.

Несмотря на неправильную квалификацию моих действий и необоснованное привлечение
к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 165 УК РФ, суд на предварительном
слушании уголовного дела, не предприняв даже попытки вникнуть в материалы
уголовного дела, в очередной раз необоснованно отказал в удовлетворении
ходатайства моего адвоката об изменении избранной в отношении меня меры
пресечения в виде заключения под стражу, на другую, не связанную с лишением
свободы, в том числе, на залог. Принятое судом решение, обжаловано в настоящее
время в кассационном порядке.

Следует отметить, что при оставлении меня под стражей после переквалификации моих
действий на ч. 3 ст. 165 УК РФ, даже при условии, что мои действия
квалифицированы правильно, судом допущено грубейшее нарушение требований
Федерального Закона ?60-ФЗ от 7 апреля 2010 года и статьи 108 УПК РФ,
категорически запрещающих заключение под стражу за преступления по статье 165
УК РФ, совершенные в сфере предпринимательской деятельности.

Ни одного обстоятельства, препятствующего избранию в отношении меня другой
меры пресечения, не имеется, но, несмотря на это, я до сих пор остаюсь под
стражей и уже нисколько не сомневаюсь, что по результатам судебного рассмотрения
материалов уголовного дела в отношении меня будет вынесен обвинительный приговор.

Предварительное расследование по уголовному делу, на всем его
протяжении, проводилось непрофессионально, предвзято и с
обвинительным уклоном. Приводимые мною доводы о непричастности к
инкриминируемому мне преступлению, ни оперативным, ни следственным
путем не проверялись. По уголовному делу отрабатывалась одна
единственная версия — версия о моей причастности к совершению
преступления.

Исследование с участием специалистов изъятых, а также представленных
мною через адвоката документов по оформлению груза, содержащих
юридически значимую информацию, которая позволила бы выйти на след
преступников, совершивших хищение, либо установить другие обстоятельства
исчезновения груза, и подтвердить мою непричастность к
инкриминируемому преступлению, в ходе предварительного расследования не
проводилось.

Указанные факты являются объективным подтверждением того, что
установление истины по делу в планы следователя, производившего
расследование по указанию сверху, не входило, потому что это повлекло бы
незамедлительное освобождение меня из-под стражи и прекращение
уголовного преследования по реабилитирующему основанию, что по
сложившейся практике всегда влечет привлечение должностных лиц, виновных
в незаконном уголовном преследовании и содержании под стражей невиновного
лица, к строгой ответственности, в том числе, и уголовной, если будет
доказан факт привлечения к уголовной ответственности заведомо
невиновного человека.

С момента избрания в отношении меня меры пресечения в виде заключения под
стражу и до направления уголовного дела в суд с обвинительным
заключением, в удовлетворении практически всех заявленных мною и моим
адвокатом ходатайств, направленных на полное и всестороннее установление
обстоятельств случившегося, было необоснованно и немотивированно
отказано, в результате чего, под стражей я незаконно содержусь уже
более 4-х месяцев.

Не добившись нигде защиты от правового беспредела, безнаказанно
творимого в отношении меня на протяжении длительного периода времени
должностными лицами правоохранительных органов Краснодарского края и
судом, я вынужден обратиться за помощью к Вам, зная Вас и уважая, как
человека высокопрофессионального и справедливого.

Искренне надеюсь на то, что после установления за рассмотрением моей
жалобы Вашего личного контроля, ее в очередной раз не направят на
рассмотрение тем лицам, на действия которых я жалуюсь, и по
результатам проверки приводимых мною доводов будут, наконец,
приняты адекватные и основанные на законе меры реагирования.

Все мои предыдущие обращения в Генеральную прокуратуру Российской
Федерации, в Общественную Палату и другие вышестоящие инстанции, были
направлены для проведения проверки в прокуратуру Краснодарского края,
которая, с первых дней расследования уголовного дела, возбужденного в
отношении меня при отсутствии к тому законных оснований, полностью
самоустранилась от осуществления прокурорского надзора, и своей
бездеятельностью фактически способствовала организованному в отношении
меня заинтересованными лицами заведомо незаконному уголовному
преследованию с целью захвата отлаженного многолетним трудом
прибыльного бизнеса.

Не принесли никакого результата и направленные в прокуратуру
Краснодарского края жалобы моей жены — Нечаевой Н.В. на незаконное
привлечение меня к уголовной ответственности и необоснованное
содержание под стражей. Начальником отдела по надзору за следствием в
следственных органах СК при прокуратуре РФ Владыкиной Ю.Л., вместо
проверки приводимых в жалобах доводов с истребованием и изучением
материалов моего уголовного дела, обе жалобы, соответственно,
25.11.2010г. и 22.12.2010г., были необоснованно направлены для
рассмотрения по существу прокурору Западного административного округа
города Краснодара. И это при том, что надзор за расследованием
уголовного дела, возбужденного в отношении меня 06.08.2010г.
следователем СЧ СУ при УВД по г. Краснодару, осуществлялся не
прокуратурой округа, а прокуратурой города, а оперативное сопровождение
по делу обеспечивалось силами сотрудников ГУВД Краснодарского края.
Ответов на указанные обращения до настоящего времени так и не
получено.

Ничего не дали в плане защиты моих законных прав и интересов и
многочисленные обращения в прокуратуру города Краснодара.

Заместитель прокурора края Чупров Е.А. также <приложил руку> к тому,
чтобы грубые нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в
ходе следствия, не были вскрыты, и никто за них не понес никакой
ответственности. Об этом свидетельствует тот факт, что обращения моей
жены, поступившие в прокуратуру края из Государственной Думы
Федерального Собрания Российской Федерации, Законодательного Собрания
Краснодарского края, Администрации Президента РФ, Генеральной
прокуратуры и МВД России, и относящиеся к категории особо контрольных
жалоб, практически были <спущены на тормозах>. На все доводы,
содержащиеся в указанных обращениях, был дан один единственный,
формальный и неаргументированный ответ за подписью Чупрова Е.А.,
содержание которого, свидетельствует о том, что исполнитель, утверждая,
что следствие по моему делу проведено в соответствии с требованиями
уголовно-процессуального закона, и что избранная в отношении меня мера
пресечения в виде содержания под стражей является обоснованной,
материалы уголовного дела не изучал, поскольку при ознакомлении с ними,
даже не юристу, а просто здравомыслящему человеку, стало бы ясно и
понятно, что и уголовное преследование в отношении меня и мой арест
противоречат Конституции Российской Федерации и действующему
уголовно-процессуальному законодательству и являются ничем иным, как
хорошо спланированным рейдерским захватом принадлежащего мне бизнеса и
личного имущества, организованным конкретными заинтересованными
высокопоставленными лицами, с помощью правоохранительных органов
нашего края.

Бездействие органов прокуратуры всех уровней, самоустранившихся от осуществления
прокурорского надзора за ходом следствия по моему уголовному делу, а также за
законностью и обоснованностью принимавшихся в ходе расследования процессуальных
решений, привело к тому, что меня, законопослушного предпринимателя, более 20
лет проработавшего в сфере автотранспортных перевозок, честно и своевременно
отдававшего государству положенные налоги, регулярно выплачивавшего причитающуюся
заработную плату своим работникам, ни разу ничем себя не опорочившего ни перед
клиентами, ни перед партнерами, имеющего в сфере бизнеса безупречную репутацию,
ни за что упрятали <за решетку> и открыто, на протяжении длительного времени,
влиятельные лица продолжают <кошмарить> мой бизнес под покровительством и с
участием правоохранительных органов.

Как мне стало известно из достоверных источников, за всем вышеуказанным
беззаконием стоят сотрудники фирмы ООО <Авента> Скиданов И.В. и Объедков П.П.,
которые используют в корыстных целях свои связи с сотрудниками ГУВД и прокуратуры
Краснодарского края, а также Краснодарского краевого и районного судов. Их цель -
рейдерский захват принадлежащей мне фирмы ООО <ТК <СТР>, находящейся в городе
Краснодаре, а также моего личного имущества.

Так, за период моего нахождения под стражей, незаконно арестованы не только все
автотранспортные средства, принадлежащие ООО <ТК <СТР>, не имеющей никакого
отношения к утрате груза, но еще и две автотранспортные единицы, арендуемые на
основании договора международного долгосрочного финансового лизинга и находящиеся
на забалансовом счете транспортной компании, принятые в финансовую аренду от
иностранного партнера, являющегося их собственником. Арест наложен также на
мою квартиру, в которой я проживал до заключения под стражу и которая является
единственным местом для моего проживания и проживания моей семьи. Обжалование
незаконных решений о наложении ареста положительных результатов не принесло.

В связи с творимым в отношении меня беззаконием и правовым беспределом, у меня
имеется объективное основание опасаться за свою безопасность, а также за
безопасность своей семьи, потому что за время расследования уголовного дела я
убедился, что для тех, кто инициировал мой арест и привлечение меня к уголовной
ответственности, <закон не писан>, и такие понятия, как мораль и нравственность,
не существуют. Эти люди в достижении своих преступных целей ни перед чем не
остановятся. Если человек заказывает себе эксклюзивную мебель стоимостью 17
миллионов рублей, организует возбуждение уголовного дела при отсутствии к тому
законных оснований, добивается ареста честного, но неугодного ему
предпринимателя если его беспрекословно слушают высокопоставленные должностные
лица правоохранительных органов, суда и прокуратуры, если о его связях и
платежеспособности не говорит только ленивый, то не бояться этого человека очень
трудно, особенно после того, как его доверенные лица навестили меня в следственном
изоляторе с конкретными предложениями.

В частности, 29.09.2010г. и 04.10.2010г., два адвоката, под видом моих
защитников, пришли в СИЗО г. Краснодара и стали предлагать мне отказаться от
своего адвоката, немедленно возместить ущерб, якобы причиненный ООО <Авента>,
признать свою вину, подписать на неизвестных лиц доверенности на управление моим
имуществом и решение страховых вопросов. Средства массовой информации, в которые я
был вынужден обратиться, рассказали об этом на страницах своих печатных изданий. В
газете <Новая Кубань> в рубрике <Международное журналистское расследование>
появилась статья под названием <Славянский шкаф>, которая, как я полагаю, явилась
моим спасением от неминуемой расправы в случае неповиновения и непринятия
поступивших предложений, касающихся <отжимания> моего бизнеса. Теперь, когда о
моей судьбе знает общественность края, а также все читатели указанной газеты, когда
в отношении навестивших меня адвокатов краевой Адвокатской палатой приняты меры
дисциплинарного воздействия, хочется верить в свою защищенность. Вместе с тем,
информация о том, что стоявший у <истоков> моей травли первый заместитель
начальника ГУВД Краснодарского края генерал-майор милиции Глебов Б.Т. в настоящее
время исполняет обязанности первого лица краевого ведомства, опять вселила в
меня определенную тревогу за свою безопасность и безопасность семьи.

Будучи всю свою сознательную жизнь человеком, уважающим законы своей страны, я
не мог даже предположить, что окажусь в ситуации, при которой буду вынужден
просить защиты, поскольку самостоятельно отстоять свои законные права, в атмосфере
полного игнорирования уголовно-процессуального закона и другого действующего
законодательства должностными лицами правоохранительных органов края, не могу.
Вместе с тем, я не теряю веры в то, что мои права, нарушенные в результате
незаконного ареста и необоснованного привлечения к уголовной ответственности,
будут восстановлены, а должностные лица, виновные в неоднократном принятии
незаконных процессуальных, судебных и иных решений по моему уголовному делу,
неосуществлении надлежащего ведомственного контроля и прокурорского надзора за
его расследованием, игнорирующие мои жалобы и направляющие их лицам, на
действия которых я жалуюсь, понесут заслуженное наказание.

С учетом всего, что со мной случилось, я вынужден констатировать, что,
несмотря на проведенные вышестоящими инстанциями федерального уровня проверки,
связанные с событиями в станице Кущевской, в Краснодарском крае продолжается
использование правоохранительных органов и судебной системы для осуществления
рейдерских захватов предприятий малого бизнеса и незаконного изъятия личного
имущества у предпринимателей. Ведение собственного бизнеса в нашем крае в
последние годы стало практически невозможным и опасным для жизни делом.

Очень надеюсь на Вашу помощь. Несмотря на то, что уголовное дело уже <спихнули> в
суд, возможность возвращения его прокурору для устранения допущенных недостатков
не утрачена и может быть реализована по инициативе прокурора, который будет
участвовать в предварительном слушании по делу. При условии объективной оценки
материалов уголовного дела, истина будет установлена и моя невиновность в
инкриминируемом преступлении станет очевидной.

Я также готов встретиться с журналистами, которых интересует тема
рейдерских захватов, и рассказать им обо всем, что со мной произошло за период
ареста и необоснованного уголовного преследования, с предъявлением им
соответствующих документов, а также имеющихся у меня на руках копий
многочисленных жалоб, направленных в различные инстанции и оставшихся без принятия
соответствующих мер реагирования.

Все, что случилось со мной, является результатом ненадлежащего исполнения
служебных обязанностей и несоблюдения требований Конституции Российской
Федерации, гарантирующей защиту прав и законных интересов граждан от преступных
посягательств, а также игнорирование норм уголовного и
уголовно-процессуального закона.

С уважением и надеждой на помощь
< 27 > декабря 2010 года Нечаев С.И.

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий