Что скажут в СУ СКР по Республике Адыгея?

9 апреля Интернет-издание «Россия криминальная» опубликовала материал под названием «Адыгея — заповедник беззакония?», в котором содержалось письмо Оксаны Вальчук в редакцию и краткие комментарии юриста и правозащитника Альберта Гаямяна.

По словам автора обращения, она дважды потеряла крупные суммы денег в связи с введением её в заблуждение со стороны различных лиц.

Гаямян, ознакомившийся с решением суда и апелляционным определением, предоставленными ему Вальчук, а также с её кассационной жалобой в Четвертый кассационный суд общей юрисдикции, ещё раз дал свои комментарии:

«Насколько я понял ситуацию из первоначального обращения Оксаны Вальчук, она якобы из-за незаконных действий бывшего сожителя лишилась своего нового автомобиля стоимостью свыше миллиона рублей.

По её словам, у неё имеются претензии к действиям полицейских, которые не возбудили уголовного дела в отношении бывшего сожителя.

Как поясняет Вальчук, кто-то якобы подделал её подпись в договоре купле-продажи автомобиля, то есть сделки, которой в реальности не было. А главное, опытный эксперт-криминалист выдал ей своё официальное заключение о том, что подпись в этом документе была произведена не её рукой.

Она также рассказывает, что после всего произошедшего её ввёл в заблуждение некий гражданин, муж её подруги, представившийся ей отставным сотрудником ФСБ, и убедивший, что добьётся справедливости по делу с автомобилем. По словам Вальчук, он получил от неё двести тысяч рублей.

В решении суда указано, что доказательством правоты бывшего сожителя и необходимостью взыскать деньги в его пользу служит их телефонная переписка с Вальчук, в том числе, через систему обмена сообщениями WhatsApp (я утрирую слова из документа).

По словам Оксаны Вальчук, доказательства, представленные суду её бывшим сожителем в виде их телефонной переписки, в основном имеют интимный характер, он требовал от неё интимной близости, и где-то она подыгрывала ему, чтобы добиться возврата своего автомобиля, не подозревая, что всё это будет использовано против неё самой.

Что я могу сказать в таком случае?

Во-первых, по окончанию карантина наши юристы вплотную займутся этим делом, изучив материалы дела.

Во-вторых, я уверен в том, что если применить в отношении Вальчук презумпцию доверия и поверить ей, то согласно статьи 303 Уголовного Кодекса России необходимо обращаться в Следственное управление Следственного Комитета России по Республике Адыгея с заявлением о фальсификации доказательств по гражданскому делу, подозревая в этом её бывшего сожителя.

Причина первая — подпись в договоре купли-продажи автомобиля, якобы произведённая Оксаной Вальчук, с учётом мнения эксперта-криминалиста.

Причина вторая — телефонная переписка, упоминаемая судом, и которую, по словам Вальчук, необходимо рассматривать не в виде отдельных фраз, а в полном объёме, для того, чтобы объективно разобраться в ситуации, а не цепляться к её фразам, написанным в целях защиты собственных прав и интересов.

В третьих, в случае обнаружения веских доказательств передачи ею денежных средств лжечекисту, будет сделано соответствующее заявление в полицию.

Мы окажем Оксане Игоревне всяческую правовую и информационную поддержку, но ещё раз напомним ей об ответственностиза заведомо ложный донос о совершении преступления, подпадающий под действие статьи 306 УК РФ.

Каждому человеку нужно дать шанс быть максимально услышанным, если он осознаёт полноту своей ответственности».

Кроме того, Оксана Вальчук считает, что её бывший сожитель не имел права предъявлять суду их переписку, и таким образом он нарушил требования федерального законодательства о защите персональных данных граждан.

Однако по мнению Гаямяна, гражданин имел право предоставить суду переписку со своим участием. Однако суд должен был изучить её в полном объёме, а не ссылаться на отдельные обрывки переписки.

Андрей Обнорский, «Россия криминальная».

Эмблема КРИМИНАЛ.РУС

Адвокаты ро РФ

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий