«Россия под прицелом» — книга ветерана КГБ СССР (ЧАСТЬ 7)

Информационно-Аналитический Портал «Интер-Информ» публикует продолжение книги профессионального разведчика и контрразведчика, Почётного сотрудника Госбезопасности СССР Ораза Пояндашоева. С первой частью данного труда вы можете ознакомиться,  воспользовавшись данной ссылкойhttp://inter-13.ru/sssr-chast-1/Вторая часть:http://inter-13.ru/chast-2/Третья часть:http://inter-13.ru/chast-3/. Частьчетвёртая:  http://inter-13.ru/chast-4/Пятая часть: http://inter-13.ru/chast-5/. Шестая часть: http://inter-13.ru/chast-6/.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ

Международный терроризм приобрёл ныне невиданные, глобальные масштабы. Л.А. Моджорян считает: «От терроризма как государственного преступления следует отличать терроризм как преступление международного характера, затрагивающее интересы двух и более государств, нарушающее международный правопорядок».

Международный терроризм – тот же терроризм, но переступивший государственные границы. Это система надёжных связей как террористических организаций между собой, так и со своими спонсорами. Его можно рассматривать и как некую силу, несущую идею глобальной децентрализации, первый этап которой завершился с распадом после Второй мировой войны крупных колониальных держав.

Но если во главе первого этапа стояли национально-освободительные движения, то во главе второго (суть которого – расчленение крупных государств на множество мелких автономных образований) стоят международные террористические организации. Этот процесс ярко выражен в Евроазиатском и  частично в Африканском регионах и почти не заметен в Северной Америке, главным образом  из-за удобного геополитического положения.

Международный терроризм можно определить как хорошо отлаженную систему взаимосвязей между террористическими организациями нескольких стран мира, каждая из которых структурирована, имеет надёжные каналы поступления финансовых средств и оружия, пользуется популярностью у некоторых слоёв населения и выступает на стороне сил сепаратизма и децентрализации.

В целом террористический акт можно квалифицировать как преступление международного характера, когда:

1)  террорист и лица, страдающие от террористического акта, являются гражданами одного и того же государства или разных государств, но преступление совершено за пределами этих стран;

2)  террористический акт направлен против лиц, пользующихся международной защитой;

3)  подготовка к террористическому акту ведётся в одном государстве, а осуществляется в другом;

4)  совершив террористический акт в одном государстве, террорист укрывается в другом, и встаёт вопрос о его выдаче.

Таким образом, в нашей правовой доктрине наблюдаются значительные расхождения при определении характера и содержания международного терроризма. Международный терроризм понимается большинством авторов как вид насилия (политического, уголовного), затрагивающего в той или иной степени международные отношения. Вместе с тем  в определениях отсутствуют ясные указания на объект и субъект этого преступления. К международному терроризму не относят террор, лишённый политических мотиваций. Например, массовые убийства с помощью взрывных устройств, которые совершают наркодельцы для устранения конкурентов.

Международный терроризм расшатывает государственные и политические устои, наносит огромный материальный ущерб, уничтожает памятники культуры, подрывает международные отношения. Как и любая другая форма террора, международный терроризм проявляется в беспорядочном насилии, обычно направленном против людей без разбора для создания в массах идеи, что цель оправдывает средства: чем ужаснее преступление, тем лучше, с точки зрения террористов,  для достижения их цели.

Практика показывает: сегодня силы, особенно в военно-силовой сфере, не способные на конкуренцию с ведущими развитыми странами, их союзниками и партнёрами, стремятся компенсировать свои слабости доступными им средствами, т. е. методами террора, причём террора международного.

Нынешний международный терроризм может служить не только дополнением и органическим элементом, но и детонатором военных конфликтов (в частности, межэтнических), препятствовать мирному процессу.

Этим обстоятельством в ряде случаев пытаются воспользоваться в своих геополитических и стратегических интересах США и другие западные страны. Сами страдая от террора, они, тем не менее, готовы сотрудничать с международными террористическими группировками – в тех случаях, когда деятельность последних направлена против других стран, но не их союзников. Примеров такой «избирательности» великое множество.

Международный терроризм способен спровоцировать войну цивилизаций с её катастрофическими последствиями.

Война цивилизаций может быть одной из самых страшных войн. Нечувствительность представителей одной цивилизации к ценностям или «лжеценностям» другой цивилизации может оказаться фатальной. Можно смести с лица земли все учебные центры терроризма, но нельзя оставить в неприкосновенности его постоянно пополняемые источники – поразительное материальное неравенство, нечувствительность к тем, кто считает себя обиженными (справедливо или несправедливо – это не так важно).

Фактическое неравенство при формально провозглашённом равенстве – основная причина терактов и беспощадных вооружённых стычек.

В современных условиях многие эксперты рассматривают борьбу с международным терроризмом как четвертую мировую войну. Третьей считается холодная война, которая привела к распаду СССР и социалистического лагеря.

Война эта неотделима от процессов глобализации мира, поскольку по большому счёту она – одно из проявлений кризиса индустриальной фазы развития. В этой войне сражаются даже не страны, а глобальные проекты будущего: американский, китайский, арабский, германский, израильский, кельтский (европейский), японский и русский.

Столкновение проектов будет происходить по большей части в пространствах геокультуры и геоэкономики. Но будут и военные действия, которые примут вид крупных диверсионно-террористических актов – осуществляемых, разумеется, чужими руками и малограмотными людьми-смертниками, фанатиками и экстремистами, которых не жалко.

В настоящее время международный террор против России приобрёл форму затяжной и непримиримой войны. Региону Северного Кавказа и Украины со стороны экстремистских организаций и группировок, с хорошо оснащёнными учебными базами, отводится роль форпоста.

На таких базах боевики международных террористических формирований при поддержке мусульманских фундаменталистов из ряда стран Востока, включая Афганистан, Пакистан, Судан, Иорданию, Турцию, Саудовскую Аравию и некоторые другие, проводят теоретическую подготовку и приобретают практический опыт ведения террористической войны. При этом очевидно: главная цель всех этих социально опасных устремлений – дестабилизация обстановки в регионе, в конечном счёте – передел сфер влияния.

На заседании Совета безопасности Российской Федерации, посвящённом вопросам безопасности и борьбы с международным терроризмом, которое состоялось 31 октября 2002 г., Президент России В.В. Путин прямо указал на то, что необходимо объединение усилий различных государств в борьбе с этим злом. «Разрозненно и только «силовой» составляющей мы в странах Содружества международный терроризм не искореним. Нет сомнения, что за терактами в России и других странах СНГ стоят международные террористические организации, поэтому мы должны противопоставить им свои эффективные усилия».

Помимо очага международного терроризма на Северном Кавказе, на южных границах России и государств Центральной Азии в последние годы главным дестабилизирующим фактором были непрекращающиеся боевые действия в Ираке, Афганистане и деятельность подконтрольных Усаме бен Ладену террористических организаций. В связи с этим Россия, безусловно, заинтересована в достижении целей, объявленных силами антитеррористической коалиции на территории Афганистана. Этим же в определённой степени обусловлена дипломатическая поддержка Россией инициатив США и гарантия оказания западным странам и силам северного альянса в Афганистане соответствующей помощи в рамках, определённых Президентом России.

Однако десятилетний опыт боевых действий советских войск в специфических условиях Афганистана показывает: ни в коем случае нельзя рассчитывать только на эффективность применения крылатых ракет и авиации, а также вообще на лёгкий успех операций против террористов, укрывающихся с помощью талибов и местных жителей. Подозрителен тот факт, что в начале боевых действий антитеррористической коалиции на территории Афганистана основные силы движения «Талибан» и подразделения, подчинённые Усаме бен Ладену, без потерь были выведены с мест постоянной дислокации и рассредоточены в труднодоступных и малоуязвимых с воздуха укрепрайонах. Позже по этим же вопросам высказывали свои явные сомнения и командиры покойного Ахмадшаха Масуда.

Необходимо реально оценивать мощный потенциал и боевой дух т. н. «воинов ислама», а точнее – «лжеисламизма». Задолго до начала действий авиации США на территории Афганистана была развёрнута и активно действовала (на средства и под общим руководством Усамы бен Ладена) сеть из 28 лагерей по подготовке боевиков – выходцев с Северного Кавказа, из государств Центральной Азии, Китая и других стран.

Всего в Афганистане было сосредоточено приблизительно 20 тысяч наёмников из Алжира, Бангладеш, Египта, Иордании, Йемена, Марокко, Сирии, Судана, Туниса, Узбекистана, Таджикистана, Китая. И, конечно  пакистанских «добровольцев» из различных радикальных организаций. Они не только активно участвовали в боевых действиях на стороне талибов и исламского движения Афганистана, но и вынашивали планы дестабилизации обстановки при появлении благоприятных предпосылок в арабских странах, Центральной Азии, России и Китае.

Очевидно, что образовавшийся в Афганистане мощный плацдарм международного терроризма, имеющий целью расширение зоны своего влияния на близлежащие регионы – Центральную Азию, Китай, Россию, Пакистан, так просто свои позиции не сдаст. Слишком «высокие»  с точки зрения исламского фундаментализма цели поставили для себя силы международного терроризма: коренное изменение геополитической ситуации в зоне от Косова до Пакистана – с целью свержения светских правительств, установления радикальных исламских режимов.

Мировое сообщество всё больше убеждается: будет иллюзорно и преждевременно уповать только на уничтожение Усамы бен Ладена, на военные «победы» США и всей антитеррористической коалиции в надежде, что они поставят точку на деятельности международных террористов.

Об этом свидетельствуют и выступления президента США Барака Обамы и его окружения. В частности, советник президента США Джон Бреннан по этому поводу заявил: «Самой эффективной долгосрочной стратегией защиты американского народа является та стратегия, которая обещает молодым людям хорошее будущее и отворачивает их от экстремистских групп». По его словам, обеспеченные люди никогда не возьмутся за автомат, не наденут «пояс шахида», чтобы взорвать себя посреди рынка. Он уверен, что корень проблемы лежит именно в экономической неблагоустроенности потенциальных террористов, в их недовольстве собственной жизнью, а не в каких-либо отвлечённых идеях.

Советник нынешнего президента США объявил, что впредь власти перестают использовать распространённый в эпоху Джорджа Буша термин «глобальная война с терроризмом». США не хотят, чтобы зарубежные страны думали, что Америка воюет со всем миром, или что «Аль-Каида» сильнее, чем на самом деле. Политологи и специалисты также пришли к выводу, что покончить с международными террористическими организациями чисто карательными мерами невозможно. Практика показывает, что подобные меры только объединяют разные террористические формирования, заставляют их действовать согласованно, оперативно, совместно и более агрессивно, коренным образом активизировать свою разведывательно-подрывную деятельность.

По достоверным данным установлено, что международные террористические организации «Братья-мусульмане», «Аль-Каида» и «Талибан» после вторжения членов альянса во главе с США в Афганистан, установили тесный контакт и чётко взаимодействовали с арабскими, пакистанскими, афганскими, албанскими, чеченскими, дагестанскими, уйгурскими, узбекскими, таджикскими диверсионно– террористическими группами (ДТГ), а также с некоторыми радикальными организациями стран Юго-Восточной Азии.

Фактически создан «террористический интернационал» – единая и сильная структура, способная одновременно воевать на нескольких фронтах и в нескольких странах. Террористы стали получать больше моральной и материальной помощи со стороны разных государств, тем самым укрепив  свои позиции не только в Афганистане, но и в некоторых арабских странах, а также  в странах Азии и Африки. Об этом свидетельствуют события т. н. «арабской весны» в Египте, Тунисе, Ливии, Сирии, Йемене.

Прослеживая динамику перемещения в географическом пространстве так называемой «арабской весны», можно высказать предположение, что она выйдет из узко арабских национальных рамок и последует далее на восток, в ряд стран Центральной Азии. К сожалению, там есть благодатная почва для активизации исламского экстремизма. Аналогичные попытки в перспективе могут предприниматься и  в регионе Северного Кавказа.

В этом важную роль играют Афганистан, Ливия, Египет, Ирак. В скором времени они не без «помощи» США и их союзников станут плацдармами для апробации режима исламского фундаментализма в самой махровой его форме. Последние вылазки афганских боевиков в Кабуле, направленные против сил коалиции, совершение ряда громких терактов в отношении видных деятелей  религиозных и политических партий доказали это.

Коалиционные силы в скором времени собираются покинуть Афганистан, так и не добившись стратегической цели – уничтожения международного терроризма. Это свидетельствует о неспособности коалиционных сил Запада во главе с США вооружённым путём подавить исламистские движения «Аль-Каида» и «Талибан».

В условиях враждебного окружения и сложного ландшафта, отсутствия безопасных дорог, массовой эвакуации вооружённых сил, трафика огромного количества наркотических веществ и оружия, безработицы и нищеты  можно прогнозировать рост военно-подрывной активности ваххабитов в Афганистане, Пакистане и Средней Азии. Принимая во внимание слухи об отдельных попытках представителей сил военной коалиции НАТО сесть за стол переговоров с талибами, рассуждения о поиске с ними компромисса  могут быть и небеспочвенными, и это вполне ложится в канву нынешних событий. США понимают, что они проиграли эту войну и вынуждены идти на уступки талибам,  и в этом плане готовы оказывать давление на президента Исламской Республики Афганистан Хамида Карзая.

В конечном итоге США и их союзники по альянсу поняли бесперспективность ведения т. н. «контртеррористической» операции в Афганистане и приняли решение о частичном выводе войск из этой страны.

Разновидности международного терроризма – транснациональный и международный криминальный терроризм.

Первый представляет собой различные акции негосударственных террористических организаций в других государствах. Однако они осуществляются самостоятельно и не нацелены на изменение международных отношений.

Второй проявляется в действиях международной организованной преступности, участники которой могут быть далеки от каких-либо политических целей, а их акции могут быть направлены против конкурирующих преступных организаций в другой стране.

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий