«Россия под прицелом» — книга ветерана КГБ СССР (ЧАСТЬ 17)

Информационно-Аналитический Портал «Интер-Информ» публикует продолжение книги профессионального разведчика и контрразведчика, Почётного сотрудника Госбезопасности СССР Ораза Пояндашоева. С первой частью данного труда вы можете ознакомиться, воспользовавшись данной ссылкойhttp://inter-13.ru/sssr-chast-1/Вторая часть: http://inter-13.ru/chast-2/Третья часть:  http://inter-13.ru/chast-3/. Часть четвёртаяhttp://inter-13.ru/chast-4/.Пятая  часть:  http://inter-13.ru/chast-5/Шестая часть:   http://inter-13.ru/chast-6/. Седьмая часть:  http://inter-13.ru/chast-7/Восьмая часть:    http://inter-13.ru/chast-8/.  Девятая  часть:  http://inter-13.ru/chast-9/.  Десятая часть:  http://inter-13.ru/chast-10/Одиннадцатая  часть: http://inter-13.ru/chast-11/Двенадцатая  часть: http://inter-13.ru/chast-12/. Тринадцатая часть: http://inter-13.ru/chast-13/Четырнадцатая часть:  http://inter-13.ru/chast-14/. Пятнадцатая часть: http://inter-13.ru/chast-15/. Шестнадцатая часть: http://inter-13.ru/chast-16/.

ЯДЕРНЫЙ ТЕРРОРИЗМ

Под общим названием «ядерный терроризм», как правило, объединяют рассеивание высокорадиоактивного материала с помощью обычных взрывчатых веществ или других средств, диверсии на ядерных энергетических установках, хищение или приобретение делящегося материала с целью создания ядерного взрывного устройства, захват полноценного ядерного оружия.

Угроза ядерного терроризма не нова и уже несколько десятилетий является предметом научного и политического анализа. После событий 11 сентября 2001 года  в США вопрос ядерного терроризма приобрёл новую значимость – в смысле переоценки многими аналитиками готовности этнических группировок применить оружие массового уничтожения.

Особую озабоченность вызывает тактическое ядерное оружие, существующее в тысячах единиц, не охваченное формальными процедурами контроля над вооружениями. Из-за его относительно небольшого размера, большого количества, а в некоторых случаях отсутствия разрешительных процедур применения и нахождения за пределами центральных хранилищ это оружие представляется наиболее удобным и вероятным выбором «ядерных террористов».

Однако в настоящее время ни США, ни Россия не выразили какого-либо намерения провести переговоры по его дальнейшему сокращению или укреплению неформального и хрупкого режима контроля над ним.

Все эти виды ядерной угрозы реальны, заслуживают внимания со стороны мирового сообщества и требуют привлечения значительных ресурсов для уменьшения вероятности их реализации и смягчения последствий. Эти угрозы различны по вероятности их реализации и последствиям с точки зрения людских и финансовых потерь.

Более чем вероятна атака на ядерное оружие c целью скрытно обезвредить или даже активировать его на территории РФ.

Местонахождение большинства ядерных боеприпасов доподлинно известно заинтересованным кругам. Обход встроенных защитных и сигнальных систем будет затруднён для наноустройств первых поколений, поэтому террористы сосредоточат внимание на средствах  доставки и системах управления ядерным оружием.

Средства доставки ядерного оружия – подводные лодки, авиация, подземные и наземные пусковые установки – могут быть быстро и внезапно повреждены, если не будут разработаны и установлены специальные средства противодействия нанооружию.

Положение и маршруты этих средств доставки, их детальное техническое устройство могут быть переданы террористам иностранными разведками. Нарушение работы электрических контуров и механики при помощи малогабаритных роботизированных устройств – самый очевидный вариант такого воздействия.

Крайне опасна атака на завод боеприпасов – он защищён гораздо слабее, нежели отдельный боезаряд, и лучшим исходом может стать вывод уникальных мощностей из строя, худшим – взрыв и радиоактивное заражение огромных площадей. Как оценивает ситуацию газета «Independent», ссылаясь на специалистов из чикагской организации «Бюллетень учёных-атомщиков», о расползании радиоактивных материалов по территории государств СНГ, Европы, Северной Америки  написано немало. Достаточно обратиться к фактам, освещавшимся в средствах массовой информации в последние годы.

Серьёзное свидетельство о попытках завладения «Аль-Каидой» обогащённым ураном было получено в ходе судебных слушаний по делу террористической сети бен Ладена (Нью-Йорк, февраль 2001 г.). Свидетель обвинения Джамаль аль-Фадль указал: переговоры с гражданином Судана о приобретении урана из Южной Африки велись ещё в 1993 г. Тогда представители спецслужб США сказали, что у них нет сведений о наличии у «Аль-Каиды»  урана. В сентябре 2006 г. один из лидеров «Аль-Каиды» в Ираке Абу Хамза аль-Мухаджер призвал учёных вступать в организацию и экспериментировать с радиоактивными устройствами для применения таковых против коалиционных войск. «Al Arabiya» в октябре 2006 г. продемонстрировал видеообращение Абу Яхима-(«Аль-Каида») с призывами учиться собирать «ядерную бомбу джихада».

Экс-генеральный директор Международного агентства по атомной энергии Мохаммед аль-Барадеи в одном из своих обращений сообщил, что за последнее десятилетие МАГАТЭ зафиксировало в разных странах мира 650 попыток контрабанды ядерных материалов, и призвал мировое сообщество умножить усилия по защите имеющихся на планете запасов ядерных материалов от возможных посягательств со стороны террористов.

Начиная с 2002 г.  число фактов контрабанды радиоактивных материалов, пригодных для изготовления «грязной» бомбы, в Европе удвоилось. МАГАТЭ называет цифру 300. МАГАТЭ также предупреждает, что реальный уровень контрабанды может быть значительно выше, поскольку ещё 344 случая за последние 11 лет не были подтверждены ни одной из 75 стран, ведущих мониторинг незаконной торговли радиоактивными материалами. Только в 2005 г. западные спецслужбы предотвратили 16 попыток контрабанды плутония и урана.

В декабре 2003 года  в порту Роттердама в партии металлолома обнаружено несколько килограммов радиоактивного вещества (так называемый «жёлтый кекс»).

Широкую огласку получил факт изъятия полицией Грузии в мае 2003 года освинцованных ящиков со стронцием-90 и цезием-137 у тбилисского таксиста Тедо Макерия.

В Белоруссии органами таможенного контроля в 1996–2003 гг. пресечено 26 попыток контрабанды радиоактивных грузов, две из них – из России.

Федеральная таможенная служба России констатирует: в 1995 г. было пресечено четыре факта перемещения товаров и транспортных средств с повышенным уровнем ионизирующего излучения через границу, а в  2004 году – уже около 200. В 2004 г. 80 процентов таких случаев пришлось на ввоз в Российскую Федерацию, а 20 процентов – на вывоз. По данным Генеральной прокуратуры РФ, за последние десять лет пресечено более 40 попытк хищения ядерных материалов.

В марте 2002 г. МВД Таджикистана в г. Чкаловске задержало группу из четырёх человек, осуществлявших с 1998 (!) года торговлю радиоактивными материалами. Изъято 2 кг необогащённого урана. В апреле 2005 г. руководство ГП «Востокредмет» направило официальное письмо в Бободжон-Гафуровский ОВД, в котором выразило серьёзную озабоченность участившимися случаями вылазок неизвестных граждан в Бободжон-Гафуровское «хвостохранилище». В результате необдуманных действий людей, ведущих раскопки в поисках цветных металлов, значительно увеличился местный радиационный фон: он превышает допустимую норму в 10 раз.

Надёжность хранения радиоактивных материалов – одна из актуальных проблем. Но если западные специалисты обращают внимание на вероятность их утечки с «легальных» объектов энергетики и армии, то учёные-ядерщики государств СНГ ставят вопрос более реалистично. Они обращают внимание на такие объекты, как заброшенные промышленные сооружения, медицинские и научные учреждения, законсервированные рудники, отработанные «хвостохранилища». Здесь действительно есть серьёзные проблемы.

По мнению технических экспертов МАГАТЭ, представленному на специальном заседании по вопросам борьбы с ядерным терроризмом (Вена, ноябрь 2006 г.), создание «грязной» бомбы возможно с использованием любых радиоактивных изотопов. Цепная реакция в такой бомбе невозможна, но её использование приведёт к радиационному загрязнению местности. Интенсивность его в ряде случаев может быть невысокой, чтобы существенно повлиять на здоровье людей, однако само применение такого устройства и угроза рассеивания радиации может вызвать страх и панику среди населения.

Льюис Смит вполне обоснованно отмечает: факты конфискации радиоактивных материалов уже сами по себе подпитывают страхи по поводу «грязной» бомбы. Особая чувствительность общества к радиационным страхам подтверждалась неоднократно. И если помнить о том, что террористы всегда преследуют цель устрашения населения, а затем и понуждения государств к тем или иным действиям в собственных интересах, то ядерная террористическая угроза выглядит потенциально результативнее любой другой. Факт выведения в неконтролируемый оборот любого типа радиоактивных материалов даёт угрозе ядерного терроризма новый импульс.

Несколько слов об афганском уране. Вопреки известному мнению, что Афганистан не представляет интереса с точки зрения обладания полезными ископаемыми (за исключением месторождения рубинов), в последние годы на его территории в провинции Кандагар, в районе Лашкаргаха, н. п. Хонешина обнаружена урановая руда с показателем её обогащённости   10–15  процентов (напомню: в России – только 0,1 процента). По некоторым данным, интерес к урану здесь проявили талибы, а необогащённый уран вывозился из Кандагара в Пакистан.

Выступая на заседании Совета Россия – НАТО в 2008 г., министр обороны России Сергей Иванов заявил: в Афганистане на «чёрном» рынке предлагают контейнеры с технической маркировкой на русском языке, якобы содержащие обогащённый уран. Сведения об этих инцидентах были переданы участникам заседания. Подобные находки могут расцениваться как предпосылки к актам «провокационного» терроризма, в котором  может быть обвинена Россия как субъект, якобы не обеспечивающий контроль своих ядерных объектов.

В ближайшие годы интерес практически всех энергозависимых государств к региону Центральной Азии только усилится. Конкуренция на рынке радиоактивных материалов будет возрастать.

Решение проблемы обеспечения   энергоносителями зачастую сопровождается Западом весьма интенсивным военно-политическим давлением, в том числе – прямым использованием вооруженных сил.

В этой связи более чем вероятны действия по дестабилизации региона с целью решения вопросов экономической конкуренции.

Не стоит исключать из прогноза угрозы ядерного терроризма и действия в целях обретения энергозависимыми государствами альтернативных источников энергосырья, установления контроля над ними.

Исходя из вышеизложенного и с учётом резкого осложнения военно-политической обстановки в мире, можно прогнозировать: ядерная угроза в ряде взрывоопасных регионов сейчас более велика, чем когда-либо со времён самых острых конфликтов «холодной войны».

Борьба за центральноазиатский уран в перспективе ужесточится. В целях исключения хищений радиоактивных материалов и превенции ядерного терроризма необходимо принять ряд неотложных экстренных мер, среди которых:

–  осуществление внутригосударственных процедур, необходимых для вступления в силу Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма от 13 апреля 2005 г.;

–  разработка государствами-участниками СНГ Соглашения о борьбе с актами ядерного терроризма, включающего комплекс превентивных мер, учитывающего также и положения Кодекса поведения по обеспечению безопасности и сохранности радиоактивных источников («Code of Conduct on the Safety and Security of Radioactive sources», IAEA, 2003 г.);

–  интенсификация инвентаризации и паспортизации объектов радиоактивных материалов в масштабах СНГ, сопряжённых с реальной оценкой угроз хищений таких материалов, выведения их в неконтролируемый оборот, использования для создания «грязной» бомбы (с учётом категоризации радиоактивных источников, рекомендованной МАГАТЭ («Categorization of radioactive sources, IAEA-TECDOC-1344»);

–  мониторинг в масштабах СНГ объектов, потенциально опасных на предмет хищения или выведения в неконтролируемый оборот радиоактивных материалов, а также любых преступных посягательств, связанных с оборотом данных материалов, с акцентуацией на фактах перемещения через государственные и таможенные границы;

–  организация единой системы радиационного контроля субрегионального уровня, т. н. «радиологического барьера»,  прежде всего на границах государств СНГ;

–  продолжение практики проведения совместных антитеррористических учений на радиологически опасных объектах.

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий