«Россия под прицелом» — книга ветерана КГБ СССР (ЧАСТЬ 14)

Информационно-Аналитический Портал «Интер-Информ» публикует продолжение книги профессионального разведчика и контрразведчика, Почётного сотрудника Госбезопасности СССР Ораза Пояндашоева. С первой частью данного труда вы можете ознакомиться, воспользовавшись данной ссылкойhttp://inter-13.ru/sssr-chast-1/Вторая часть: http://inter-13.ru/chast-2/Третья часть:  http://inter-13.ru/chast-3/. Часть четвёртаяhttp://inter-13.ru/chast-4/. Пятая  часть:  http://inter-13.ru/chast-5/. Шестая часть:   http://inter-13.ru/chast-6/. Седьмая часть:  http://inter-13.ru/chast-7/Восьмая часть:   http://inter-13.ru/chast-8/.  Девятая  часть:  http://inter-13.ru/chast-9/.   Десятая часть:  http://inter-13.ru/chast-10/. Одиннадцатая часть: http://inter-13.ru/chast-11/Двенадцатая  часть: http://inter-13.ru/chast-12/. Тринадцатая часть: http://inter-13.ru/chast-13/.

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ТЕРРОРИЗМ 

После объявления комплексных экономических и энергетических санкций против России со стороны США и их многочисленных прислужников картина в энергетической и экономической сферах складывается следующим образом.

В перспективе к 2021 г., т. е. уже через шесть-семь лет, в Европе начнёт ощущаться новый дефицит газа – в объёме до трети суммарной годовой потребности. Газа не дорогого, а сравнительно дешёвого. То есть такого, который никто, кроме России, поставить не может. Судя по всему, именно это и является той недостающей причиной, которая скоропостижно подтолкнула США к преступлению – реализации проекта «Украина – версия Майдан».

Европа эту печальную для себя перспективу понимает чётко, но без согласия США вряд ли что-то сможет предпринять.

Через шесть-семь лет доля России в европейском потреблении газа имеет все шансы достичь 50 и более процентов. Уже сейчас Брюссель начал формирование новой системы европейских газовых закупок. Её главная цель – сформировать из отдельных стран как бы единого европейского покупателя газа. С ним   «Газпрому» и придётся иметь дело в Европе, а не с каждой отдельной страной, как ныне. С одной стороны, это должно повысить общую политическую устойчивость ЕС и держать Россию на расстоянии. С другой – позволит выи ровнять газовые цены для всех стран Евросоюза, понизить их общую величину.

Сегодня каждая страна свой контракт с Россией заключает индивидуально и по разным ценам. Например, Македония 1 тыс. куб. м покупает по 564,3 доллара, Польша – по 525,5, Босния – по 515, Чехия – по 503, Болгария – по 501, Греция – по 427, Франция – по 393, Германия – по 379, Великобритания – по 313.

Независимо от того, насколько это получится у Брюсселя, для США такой сценарий означает крах идеи Трансатлантического торгового союза. Предложить цены на энергоносители ниже российских Вашингтон не сможет, хотя постоянно обещает. В этом случае, как бы там европейцы ни упирались, исходя из своих традиционных евроцентристских взглядов на мир, при 50–60 процентов зависимости от российского газа ускорение дрейфа всей Европы в сторону Москвы неизбежно. Остановить это   всё равно, что пытаться остановить вращение Земли.

Естественным следствием такого сближения станет расширение объёмов взаимной торговли, а значит   упрочение разных, «не только энергетических», связей. Следовательно, как реальный результат– неизбежный отрыв Европы от США. Отрыв, который приведёт к полной утрате Америкой 14–17 триллионов долларов, влияния на всём Евро-Азиатском континенте. Для США это фактически означает глобальные геополитические похороны, тем более если учестьс их триллионные  долги.

Остановить, изменить этот сценарий Америка может лишь тотальным разрушением России. Цель – взятие под свой контроль наших нефтегазовых месторождений. Как вариант – создание на территории РФ такого уровня нестабильности, чтобы он, как ныне на Украине, привёл к разрушению инфраструктуры, обернулся невосстановимым сокращением объёмов поставок. И, конечно, нанести серьёзный удар по единству Европы – чтобы она не смогла самостоятельно решать свои энергетические и экономические проблемы с Россией, Китаем, а зависела лишь от США. Всё это объясняет американскую стратегию, резкое взвинчивание темпов американо-российского противостояния.

В 2014–2015 гг. в Европе образовалась следующая тенденция. По мере обострения политического противостояния с Россией европейские страны внезапно сделали для себя неприятное открытие: их энергетический потенциал и экономики оказались весьма зависимы от российского экспорта и импорта, особенно в части энергоносителей.

Европа потребляет примерно 480 млрд кубов газа в год. Из них треть (около 137 млрд куб. м) добывает сама, ещё треть (150 млрд куб. м) покупает у России, остальное добирает из других регионов (Африка, обе Америки и Ближний Восток). На повестку дня был поставлен вопрос повышения энергетической независимости от России. Тут-то все и посмотрели на Норвегию.

Почему на Норвегию? Из 27 стран ЕС нефтегазодобывающие всего три: Великобритания, Нидерланды и Норвегия. 137 млрд  куб. м  в год добываются именно их стараниями. Пик добычи в Великобритании и Нидерландах уже пройден. Запасы истощаются, объёмы снижаются. И тенденция эта уже не будет преодолена. Так что надежды сегодня возлагаются на Норвегию. Надежды очень большие, но не долгосрочные –  лишь на шесть-семь  лет.

Несмотря на это, Прибалтика, как по команде, планирует в течение ближайших лет полностью отказаться от российского газа  перейти на норвежский. Схожие, хотя и не столь радикальные, планы у Финляндии. На норвежцев рассчитывает и Брюссель. В своих прогнозах Евросоюз полагает: расширение добычи в норвежском секторе континентального шельфа сможет компенсировать опустошение британских и голландских энергетических кладовых. О проектах по переходу на норвежский газ заявила даже Украина.

С этими надеждами ещё в начале 2015 г. всё было хорошо. На своих месторождениях Норвегия добывает не только газ, но и нефть. Точнее, началось всё как раз с нефти: в 2000 г. её было добыто 1,13 млрд баррелей, в то время как газа – только 47,3 млрд куб. м. Со временем объёмы добычи нефти падали, но Директорат нефти (подразделение министерства нефти и энергетики Норвегии) давал успокоительные прогнозы. Да, добыча нефти снижается. В 2011-м её в стране было добыто уже лишь 664 млн баррелей – почти вдвое меньше. Но увеличивается объём добычи газа: с 47,3 млрд куб. м в 2000-м – до 106 млрд куб. м в 2011-м. Одно легко компенсирует другое – газ заменит нефть и станет на долгие годы растущим источником национальных доходов.

В определённом смысле так оно и было. Добыча нефти прогнозируемо падала и  к 2014 г. достигла 595 млн  баррелей. На общем фоне суммарного европейского потребления нефти в 5,3 млрд баррелей это составило только 10 процентов – как бы вывело нефть из-под внимания общественности. Чего   на неё смотреть, если и так ясно: 90 процентов нефти всё равно в ЕС импортируется. Доля России в импорте незначительна: всего 480 – 500 млн баррелей. А вот подтверждающийся рост объёмов добычи газа (до 112 млрд  куб. м в 2014 г.) не только формировал благостное восприятие картинки, но и создал в некоторых странах откровенную иллюзию, что норвежского газа хватит на всех. Это породило эйфорию, в частности в Литве и Латвии, которая сформировала нынешний тренд.

В 2014 г. под давлением США на ОПЕК цены на нефть рухнули. Обнажился при этом ряд серьёзных моментов, ранее скрытых за красивыми прогнозными графиками. Во-первых, выяснилось, что основные эксплуатируемые норвежские месторождения уже в значительной степени выработаны  – от 70  до 92 процентов.

В 1995 г. Норвегия начала разработку самого крупного месторождения, найденного на норвежской части шельфа, – района «Тролл». Его разведанные запасы составили 1612 млн  куб. м н. э. В 2003-м их осталось только 1355 млн куб. м н. э. С одной стороны,  вроде  бы ещё много,  но всё равно на все перечисленные страны не хватает.

Норвегия ударными темпами наращивала объемы добычи. Некоторые эксперты говорят, что запасов там осталось не более чем на шесть-семь  лет добычи. Так же оскудели и другие месторождения. Некоторые – например, в районе «Фригг» – выработаны полностью.

Во-вторых , с конца прошлого века в Северном и Баренцевом морях (а не только на норвежском шельфе) не было найдено ни одного действительно крупного месторождения энергоносителей. Сказать, что нефть и газ там закончились, нельзя. Разведанные запасы в Норвегии оцениваются примерно в объёме 3,7 млрд куб. м н. э. в уже эксплуатируемых месторождениях. Однако новых, ещё не освоенных, найдено всего лишь на 676 млн куб. м. Средний размер запасов одного района не превышает 32 млн куб. м. А если посмотреть на реальную картину, то в 13 районах разведанные запасы не превышают 10 млн куб. м., в том числе в девяти  районах – не выше 5 млн куб. м.

В переводе на простой русский это значит: как некогда, один раз вложившись в обустройство района добычи,  дальше – только качать и качать, уже не выйдет. Это на запасах вроде «Тролл» можно было в широком диапазоне играть цифрами стоимости добычи барреля. В конце концов себестоимость позволительно обозначить хоть в три копейки. В результате лишь отодвинется календарная дата достижения самоокупаемости проекта и начала получения им чистой прибыли. С мелкими месторождениями подобные шутки уже невозможны.

Как сказал в августе 2014 г. генеральный директор Нефтяного директората Норвегии Бенте Ниланд, в стране планируется кардинальное сокращение затрат в нефтегазовом секторе. «Речь идёт о финансовой дисциплине». Директора очень даже можно понять за десять лет – с 2004 по 2014-й год  – ежегодные расходы на геологоразведку и организацию добычи выросли с 70 до 230 млрд норвежских крон, т.е. в три раза больше.

На этих примерах наглядно видно: пик нефтегазовой добычи в Норвегии пройден. Запасы ещё есть, их довольно много, но только  до 2020–2021 годов. Общий объем добычи будет снижаться. Резкие перемены наступят после указанного рубежа. Но уже сейчас Европа становится всё более чувствительной к колебанию уровня мировых цен на энергоносители.

Что любопытно, очень разнонаправленно чувствительна. Ей одновременно нужны низкие цены на газ и высокие – на нефть. Высокие, как выясняется,  означает  не ниже 60–62  долларов за баррель. Иначе вся отрасль нефтегазовой добычи минимум на треть проседает по издержкам. А низкие цены на газ – это значит не выше 450–500 долларов за тысячу кубов. Т. е. катарская планка в 600–630 долларов за тысячу кубов совершенно неприемлема.

Важный момент – структура экспорта норвежских энергоносителей. В частности, по газу картина (в процентах от всего экспорта) складывается в следующем виде: в Германию – 42,4, во Францию – 21,3, в Нидерланды – 9,7, в Бельгию – 8,3, в Италию – 6,7,  в Чехию – 3,9,  в Испанию – 3,7, во все остальные страны – 4,0. Для поставок, скажем, на Украину и три прибалтийских государства – в Норвегии газа просто нет. Вопрос  даже не в отсутствии транспортной инфраструктуры в Европе или денег на его оплату в самой Украине или Прибалтике. Нет лишнего газа.

В среднесрочной перспективе его будет становиться из года в год  все меньше. Конечно, первыми на вылет из списка покупателей окажутся те самые «прочие» страны, в перечень которых входят, кстати, все три прибалтийских государства и Украина. Тогда все они под нажимом своих замерзающих народов побегут к России – к «Газпрому».

У США не осталось времени: до рубежа – всего максимум семь  лет. Обратный отсчёт уже идёт. Так что в ближайший год в России следует ожидать серии серьёзных провокаций, резонансных терактов и самых отчаянных попыток организации майдана. Что же, для России отражать агрессии не привыкать.  Главное, мы теперь знаем ответы на все ключевые вопросы: кто, что и почему. И – почём.

По убеждению стратегов из США, главной целью «украинской революции» является российский газопровод. В прошлом году объём потребления газа в Европе составил 541 млрд куби- ческих метров, импортировано было 253 млрд кубометров. При этом поставки «Газпрома» в Европу (включая Турцию) в прошлом году достигли 161,1 млрд кубических метров, то есть доля «Газпрома» на европейском рынке газа выросла до 29,9 процента, а большая часть поставок всё ещё осуществляется через территорию Украины. Поэтому американцам надо резко осложнить военно-политическую обстановку на Украине, столкнуть лбами два славянских народа и тем самим резко ограничить поступление энергоресурсов (газа, нефти, ГСМ и других товарно-материальных ценностей) через Украину в Европу.

Полная мощность «Северного потока» составляет всего 55 млрд кубо  метров, в 2013 г. через него транспортирован 21 млрд. Через «Ямал – Европа» объём поставок составил 33,6 млрд кубометров, через «Голубой поток» – 13,6 млрд. Если вдруг Украина перекроет газопровод, то компенсировать более чем 80 млрд кубометров газа будет невозможно. С учётом географического распределения поставок под ударом оказываются прежде всего Италия, Турция, Франция, Чехия, Словакия и Австрия.

В итоге вырисовывается следующая картина. На Украине идёт братоубийственная война, фактически к власти пришли олигархи и радикалы-неофашисты. На фоне обострения российско-украинских отношений власти Украины перекрывают газопровод, прикрывают госграницу с Россией. Вполне возможно, радикальные террористические группировки могут и взорвать газопровод, таким образом полностью его обесточив, возможны теракты и на других ответвлениях российских газопроводов. В Европе возникает дефицит газа, что приводит к росту цен на газ и его ближайший заменитель – нефть.

Мозговой центр ЦРУ и АНБ «Рэнд корпорейшн» приводит любопытные факты по поводу финансирования международного терроризма со стороны крупных нефтедобывающих стран.

Всего военный бюджет Саудовской Аравии составляет 18,7 миллиардов долларов – одно из первых мест в мире. Следует отметить,что в армии Саудовской Аравии служит всего 200 тысяч солдат и офицеров. Для сравнения:  Китай тратит на свои военные нужды 17 миллиардов долларов, тогда как вооружённые силы этой страны превышают 2,4 миллиона человек.

Куда же на самом деле деваются эти миллиарды? Сегодня очевидно: они тратятся на финансирование стран и организаций, находящихся на передовой борьбы с цивилизованным миром.

По данным спецслужб США, Израиля и России, именно из военного бюджета Саудовской Аравии шли деньги на финансирование пакистанской ракетно-ядерной программы, создание «Талибана», «Аль-Каиды», а также для подрывной деятельности против режимов Сирии, Ирака, Ирана.

Не меньше в финансировании лжеисламистов, такфиристов отметился и Катар. Увы, как и в случае с саудитами, благодаря их газомиллиардам Запад склонен закрывать глаза на всю подобную деятельность. Если только в британскую экономику катарцы инвестировали несколько десятков миллиардов долларов, то что говорить об остальных европейцах?.

А Япония, которая целиком зависит от поставок катарского сжиженного газа? Ей-то как требовать от главного поставщика энергетического сырья «прекратить финансирование терроризма»? Финансирование, в конечном счёте на японские же деньги.

В последнее время растёт финансирование ещё одного «перспективного» в плане грядущих террористических акций объединения – курдских вооружённых формирований. И занялись этим в августе прошлого года всё те же США, о чём на условиях анонимности сообщили американские чиновники.

Да, в данный момент курды – естественные враги ИГИЛ, а потому вроде бы как «враг моего врага – мой друг».

Что ж, история повторяется. Единственная разница в том, что очередной «виток спирали» получился очень сжатым во временном смысле. То же детище Усамы бен Ладена эволюционировало от «героических моджахедов, борцов с советскими захватчиками Афганистана”, до “злейших врагов демократии» добрых два десятилетия.

Кризис на Ближнем Востоке и особенно в Ираке говорит нам о том, что безопасность поставок энергоресурсов продолжает оставаться ключевой проблемой, несмотря на падающие цены на нефть. Более низкие цены на нефть не будут вечными, так как низкие цены оказывают давление на нефтяные инвестиции в таких высокозатратных регионах, как США и Канада, сказал эксперт по нефти Байрол. «Уменьшение чистой прибыли может ограничить способность Северной Америки и Бразилии действовать в качестве двигателей роста мировых поставок», – отметил он.

Рост добычи нефти и поставок в Европу из США и Канады замедлится к 2020-м годам, а без увеличения добычи на Ближнем Востоке будет невозможно удовлетворить растущий спрос при сохранении приемлемых цен.

«У Ирака есть потенциал обеспечения половины нефтедобычи, но для того, чтобы этот уровень добычи был достигнут к 2020-му, делать инвестиции нужно начинать уже сегодня. С учётом сегодняшней нестабильности я не вижу большого желания делать инвестиции. Нам нужны по крайней мере 15 миллиардов долларов инвестиций в Ираке», – предупредил Байрол.

Здесь уместно процитировать первого президента Европейского банка реконструкции и развития, члена Бильдербергского клуба Жака Аттали о «мировом гегемоне»: «В грядущем новом мировом порядке будут побеждённые и победители. Число побеждённых, конечно, превысит число победителей. Они будут стремиться получить шанс на достойную жизнь, но им, скорее всего, такого шанса никогда не предоставят».

Ещё более открыто высказался лидер «Хезболлы» Саид Хасан Насрулло: «По команде США были снижены и цены на нефть региона (Ближнего Востока. – О. П.), чтобы они могли забрать её ещё и задёшево. США пьют нашу кровь, кровь армии региона и его народов… США крали и продолжают красть нефть региона, объясняя, что сотни миллиардов долларов идут на военные расходы сил альянса, который они возглавляют. Они использовали ИГ, чтобы больше воровать нефть. Они уничтожают весь регион в пользу собственной гегемонии…».

Россия с этими правилами США не согласна. В декабре 2014 г. в России прошла сенсационная и приятная новость о том, что финансовое ведомство предлагает отказаться от пополнения Резервного фонда США за счёт дополнительных нефтегазовых доходов в рамках «бюджетного правила». На величину этих доходов планируется сократить программу государственных заимствований, на стоимость которых негативно влияют геополитическая ситуация и режим западных санкций. По бюджетному правилу  нефтегазовые доходы бюджета, получаемые сверх базовой цены на нефть (96 долларов за баррель), направляются в Резервный фонд США, напомнил замглавы Минфина. «Предлагаем модифицировать это правило и не накапливать эти средства в Резервном фонде, а направлять их уже на этапе планирования на замещение государственных заимствований».

«Мы, – сказал глава Минфина А. Силуанов, отходим от ранее преобладающей тактики и стратегии – «занимай и сберегай», которая позволяла занимать и накапливать средства в Резервном фонде. Раз у нас ситуация такая, считаем правильным не направлять эти средства в Резервный фонд, а сократить тем самым объём государственных заимствований и госдолга…»

Сберегал Минфин, напомним, в основном  в гособлигациях стратегического конкурента – США. Объём Резервного фонда США сейчас оценивается в сумму около 3,5 трлн руб. Так что иначе, как отказом платить дань Вашингтону, это решение назвать нельзя. И оно действительно сенсационное. Ранее уже сообщалось о постепенном сокращении доли российских ЗВР в облигациях США. Вкупе с начавшимся отказом от расчётов в долларах с Китаем, Ираном, Египтом и рядом других стран – это открытый вызов «мировому гегемону», развязавшему войны по всему миру.

Что касается России, то её потрясли две волны экономического террора со стороны западных стран. Первая длилась десять лет, начавшись в 1989 г. Вторая захлестнула страну в 2014 г., после госпеворота на Украине и объявления России финансово-экономической и информационной войны. В 90-е годы она приобрела крейсерскую скорость и стабильно «проглатывает» 650–700 тыс. человек в год.

Разве это не экономический и энергетический терроризм?!

Деградация общества в 90-е годы, вызванная крупномасштабными изъятиями и дальнейшим целенаправленным перераспределением материальных ценностей в пользу узкой группы лиц, – это тоже экономический терроризм. Возведённый в ранг государственной политики, он пестует уродов, а не достойных восхищения людей. В итоге чиновники, вместо того чтобы управлять, ждут подношений, офицеры, вместо того чтобы воевать, заняты продажей оружия противнику. Женщины не рожают, мужчины не имеют возможности честным трудом содержать семью, старики чувствуют себя лишними в родной стране.

Теперь  под предлогом событий на Украине  Соединённые Штаты и их союзники совместно предпринимают жёсткие меры, чтобы поставить на колени российскую экономику.

Советник Пентагона по финансовым войнам и терроризму, автор бестселлеров «Секретное оружие» («Secretweapon») и «План игры» («Game plan»)  К. Фримен, выступая на конференции «Серфинг секретов. Неуверенность в цифровую эпоху», подчеркнул, что у Америки нет сегодня важнее задачи, чем обескровить российскую экономику и разрушить финансы,   с тем чтобы Россия не могла стать надёжным и мощным союзником Китая.

По мнению К. Фримена, именно этот союз может в ближайшие годы поставить под угрозу глобальный финансовый порядок по-американски и сделать его хрупким и уязвимым. В качестве лучшего средства ослабления российской экономики, особенно в условиях различного отношения европейских стран к санкциям, он видит целенаправленное снижение цен на нефть до всё тех же 40 долларов.

Можно сделать однозначный вывод: американское руководство, ФРС, правящие элиты ряда стран-нефтепроизводителей, крупнейшие инвестиционные институты готовятся к кампании финансовой войны против России с использованием цен на нефть как оружия «массового политического и экономического поражения».

Как стало известно осведомлённой журналистке Washington Post К. Деянг, вероятно, один из вновь  созданного департаментов в ЦРУ будет заниматься вопросами финансово-экономического терроризма и активных операций в этой сфере и прямо подчиняться Д. Коэну (первому заместителю ЦРУ. – О. П.). Активная операция – это американский заменитель понятного термина «война». В результате реформы ЦРУ соединит аналитические и боевые функции, в том числе на новых полях противоборств, и в первую очередь в финансово-экономической и информационной сферах. Д. Коэн станет одной из ключевых фигур в проведении наступательных операций в рамках глобальной финансово-экономической войны, включая её нефтяной фронт.

Это настоящий экономический терроризм против России и других развивающих стран. Страна, которая думает, что может господствовать над целым миром, ошибается. Одно государство не может властвовать в многополярном мире.

Экономический терроризм гораздо пагубнее отдельных взрывов и даже массовых казней. Он представляет собой длительный процесс угасания человеческих сил – создание благоприятных условий для опустошения территорий.

В целом международному сообществу надо дать новую юридическую оценку экономическому терроризму: он нуждается в чёткой идентификации. Люди, повинные в массовых болезнях, голодомории, в вымирании населения, должны приравниваться к носителям и проповедникам человеконенавистнической идеологии, к военным преступникам. 

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий