«Россия под прицелом» — книга ветерана КГБ СССР (ЧАСТЬ 12)

Информационно-Аналитический Портал «Интер-Информ» публикует продолжение книги профессионального разведчика и контрразведчика, Почётного сотрудника Госбезопасности СССР Ораза Пояндашоева. С первой частью данного труда вы можете ознакомиться, воспользовавшись данной ссылкойhttp://inter-13.ru/sssr-chast-1/. Вторая   часть: http://inter-13.ru/chast-2/. Третья часть:  http://inter-13.ru/chast-3/.  Часть  четвёртая: http://inter-13.ru/chast-4/.  Пятая  часть:  http://inter-13.ru/chast-5/Шестая  часть: http://inter-13.ru/chast-6/. Седьмая часть:  http://inter-13.ru/chast-7/. Восьмая  часть:  http://inter-13.ru/chast-8/.  Девятая  часть:  http://inter-13.ru/chast-9/Десятая часть: http://inter-13.ru/chast-10/. Одиннадцатая часть: http://inter-13.ru/chast-11/.

ЭКСТРЕМИСТСКИЙ ТЕРРОРИЗМ

Основные представители этого типа терроризма экстремистские организации левого («коммунистического»), правого (неофашистского) толка, некоторые молодёжные организации, а также анархисты.

Идеологическим обеспечением их деятельности, как правило, служит какое-либо радикальное политическое учение, обещающее кардинальную перестройку человеческих отношений, создание общества всеобщего благоденствия в кратчайшие сроки.

Основная цель таких организаций политическая борьба с существующими политическими режимами в различных государствах, с использованием в некоторых случаях и крайних суровых террористических методов.

Экстреми́зм (от фр. extremisme, лат. extremus – крайний) – приверженность к крайним взглядам и, в особенности, мерам (обычно в политике). Среди таких мер можно отметить провоцирование беспорядков, террористические акции, методы партизанской войны. Наиболее радикально настроенные экстремисты отрицают в принципе какие-либо компромиссы, переговоры, соглашения.

Росту экстремизма обычно способствуют социально-экономические кризисы, резкое падение жизненного уровня основной массы населения, тоталитарный политический режим с подавлением властями оппозиции, преследованием инакомыслия. В таких ситуациях крайние меры могут стать для некоторых лиц и организаций возможностью реально повлиять на ситуацию.  Если складывается революционная ситуация или государство охвачено длительной гражданской войной,  можно говорить о «вынужденном экстремизме».

В разных странах и в разные времена было дано много юридических и научных определений понятия «экстремизм». Экстремизм – сложное явление, и эту сложность часто бывает трудно увидеть и понять. Можно условно определить его как деятельность (а также убеждения, отношение к чему-то или кому-то, чувства, действия, стратегия) личности, далёкая от обычной,  общепринятой. В обстановке конфликта – демонстрация жёсткой формы его разрешения.  Однако обозначение видов деятельности, людей и групп как «экстремистских», а также определение того, что следует считать «обычным» или «общепринятым», – это всегда субъективный и политический вопрос. Мы предполагаем, что в любой дискуссии на тему экстремизма затрагивается следующее:

Обычно одни экстремистские действия некоторыми людьми рассматриваются как справедливые и добродетельные (например, просоциальная «борьба за свободу»), а другие экстремистские действия – как несправедливые и аморальные (антисоциальный «терроризм»). Такое восприятие зависит от ценностей, политических убеждений, нравственных самоограничений того, кто даёт оценку, а также от его отношения к тому или иному деятелю.

У одного и того же человека моральная оценка одного и того же экстремистского действия (например, использования тактики партизанской войны Нельсоном Манделой против правительства ЮАР) может меняться в зависимости от условий – руководства, мнения мирового сообщества, кризисов, «сведения исторических счётов» и т. д. Современный и исторический контекст, в котором совершается экстремистское действие, формирует наши взгляды на него.

Различие сил также имеет значение при определении экстремизма. Во время конфликта действия членов более слабой группы часто выглядят более экстремальными, чем такие же действия более сильной группы, защищающей свой статус-кво. На крайние меры скорее пойдут маргинальные люди и группы, которые рассматривают более нормативные формы разрешения конфликта как недоступные для ни х или же относятся к ним с предубеждением. Однако доминирующие группы тоже зачастую прибегают к экстремальным действиям. Например, санкционирование правительством насильственных действий военизированных формирований, нападение на Донбасс, Славянск, Луганск и другие города Восточной Украины со стороны правительственных войск и бойцов «Правого сектора», национальной гвардии и МО Украины в 2014–2015 гг.

Экстремистские действия часто связаны с насилием, хотя группы экстремистов могут различаться по предпочтению насильственной или ненасильственной тактики, допускаемому уровню насилия, предпочитаемым целям-мишеням для своих насильственных действий (от инфраструктуры и военного персонала до мирных граждан и даже детей). Более слабые группы скорее будут использовать и предпримут прямые и эпизодические формы насилия (например, самоподрывы террористов-смертников); доминантные группы склонны к более структурированным или институционализированным формам насилия (тайное использование пыток, неформальное разрешение зверств полиции и…).

Несмотря на то что экстремисты и их группы (такие, как Хамас, Исламский джихад) часто рассматриваются как связанное воедино и согласованное зло, важно понимать: и внутри них могут быть и конфликты, и амбивалентное поведение членов групп. Так, отдельные члены Хамаса могут значительно отличаться по своей готовности вступить в переговоры с властями Палестины, в конечном счёте – с определёнными фракциями в Израиле.

Наконец, основная проблема в том, что экстремизм, присутствующий в ситуациях затяжного конфликта,  не самое жестокое, но самое заметное из действий сторон. Жёсткая и нетерпимая позиция экстремистов крайне сложно поддаётся изменениям. Например – антагонистическая позиция т. н. Исламского халифата (ИГИЛ), «Аль-Каида» против сирийских и иракских вооружённых формирований («Армия моджахедов», «Повстанческий фронт Сирии», «Исламский фронт», «Фронт-ань-Нусра» в Ираке и Сирии) с января 2014 г. по настояшее время в результате вооружённых столкновений унесла свышесеми  тысяч жизней. Потерь среди мирных жителей намного больше.

Из многих разновидностей экстремизма – политического, этнонационального, религиозного, уголовного – в России, на Северном Кавказе, на наш взгляд, наибольшее распространение получили религиозно-политический экстремизм и терроризм. Эксперты отмечают, что  возникновение экстремизма и терроризма в нашей стране связано с размыванием общества традиционного и формированием модернизированного, ориентированного на либеральные ценности.

Экстремизм и терроризм – явления, присущие кризисным этапам модернизированного перехода (который   переживает Россия в современных условиях). Характерно, что завершение модернизационных преобразований во многом устраняет основания для экстремизма и терроризма. Хорошо иллюстрирует эту закономерность история стран Запада.

К основным факторам и причинам, существенно влияющим на формирование и развитие экстремизма, относится взаимосвязь международных, цивилизационных, экономических, социальных, национальных, конфессиональных, коррупционных и психологических условий.

Представителей религиозно-политического экстремизма и терроризма условно можно разделить на идеологов современного джихада (с всемирно известными именами) и аналитические центры зарубежных спецслужб – мозг проекта; международная террористическая сеть с её базами, специалистами как чисто военными, так и по ведению психологических войн, тактикой и стратегией, с учетом конкретной этнорегиональной привязки конфликтов – это как бы тело организации; третьими, но не по значению, а по условному обозначению можно считать тех, кто занимается финансированием и прочим материальным обеспечением всей этой сложной системы.

Можно с полным основанием предположить, что кроме всеобъемлющего глобального существуют регионально привязанные экстремистские проекты для всех регионов и даже небольших анклавов с мусульманским населением. Один из регионов распространения идеологии и практики религиозно-политического экстремизма – Северный Кавказ.

На Северный Кавказ экстремизм и терроризм в религиозно-политической форме начинает активно проникать около двадцати лет назад. Один из важных факторов геополитического характера распространения исламского радикализма на Северном Кавказе – разносторонняя поддержка его деятельности спецслужбами Запада, многочисленными международными радикальными исламскими и националистическими центрами, зарубежными культурно-просветительскими и благотворительными организациями.

С конца 80-х  до 1999 г. на Северном Кавказе действовали филиалы международных благотворительных, просветительских, культурных организаций, таких  как Международная исламская организация «Спасение» (МИОС), «Беневоленс Интернешнл Фаундейшн»» (БИФ, штаб-квартира расположена в г. Чикаго, США), «Джамаат Ихья Ат-Турас Аль-Ислами» (штаб-квартира в Кувейте), «Лашкар Тайба» (штаб-квартира в Пакистане), «Аль-Хайрия», «Аль-Харамейн» («AL-Haramein Foundation» – образовательный центр в США, «Катар» (штаб квартира в Катаре), «Икраа» (штаб-квартира в Джидде (КСА), «Ибрагим бен Ибрагим» (штаб-квартира в Джидде (КСА) и др., финансируемых и направляемых Саудовской Аравией, Пакистаном, Кувейтом.

Для них характерны практически открытая пропаганда панисламистских идей объединения всех мусульман региона для вытеснения России с Северного Кавказа, создания в северокавказском регионе исламского государства. По решению северокавказских судов в 1999–2000 гг. все они за активную поддержку, в том числе и финансирование исламских радикальных группировок и организаций, были закрыты.

Исламские радикальные структуры в Южном федеральном округе тесно связаны с радикальными исламистскими организациями за рубежом, за которыми просматриваются геополитические интересы как ряда западных держав, так и государств исламского мира. Специальные службы и неправительственные организации этих стран стремятся обеспечить благоприятные условия для оказания выгодного им воздействия на развитие политической, экономической, энергетической и религиозной ситуации в регионе в целом. Они рассматривают Северный Кавказ в качестве плацдарма для утверждения своего духовного, политического и экономического влияния и в других мусульманских регионах России.

Иной подход к проблеме демонстрируется координатором Международного движения по защите прав народов В. Д. Трофимовым. Согласно его определению  экстремизм не связан только с политикой, но распространяется на все виды человеческой деятельности.

Он утверждает: «Экстремизм – идеология допустимости использования крайних мер, экстремумов социального поведения, для получения желаемого эффекта». В рамках такой трактовки термина «экстремизм» в последние годы вошло в практику понятие «потребительский экстремизм» – стремление недобросовестных клиентов получить определённую выгоду и доход, манипулируя законодательством в корыстных целях.

Резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы, принятая в 2003 году, содержит следующее определение: «Экстремизм представляет собой форму политической деятельности, явно или исподволь отрицающую принципы парламентской демократии и основанную на идеологии и практике нетерпимости, отчуждения, ксенофобии, антисемитизма и ультранационализма».

«Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» от 15 июня 2001 г. даёт следующее определение понятия «экстремизм» (п. 3 ч. 1 ст. 1): «Экстремизм – какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон».

Шанхайскую конвенцию подписали: Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Российская Федерация, Республика Таджикистан и Республика Узбекистан. В январе 2003 г. она была ратифицирована, с 29 марта того же года вступила в силу в России.

В России юридическое определение того, какие действия считаются экстремистскими, содержится в статье 1 Федерального Закона № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

В соответствии с поправками от 29 апреля 2008 г. к экстремистской деятельности (экстремизму) относятся:

– насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

– публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

– возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

– пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

– нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

– воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

– воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

– совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

– пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

– публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

– публичное заведомо ложное обвинение лица, занимающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

– организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

– финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путём предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг. (См. Приложение 3 ФЗ № 114 «О противодействии экстремистской деятельности»).

Подобные преступления в некоторых штатах США квалифицируются как «преступления на почве ненависти». Это специальная юридическая квалификация особого рода преступлений против личности, совершаемых под влиянием ненависти к лицам иной расы или национальности, вероисповедания, этнического происхождения, политических убеждений, пола и сексуальной ориентации, инвалидам. Такая дополнительная квалификация, отягчающая вину и ужесточающая наказание, существует в некоторых штатах США, в ряде стран Западной и Центральной Европы, но отсутствует в других штатах и государствах.

Высказывания должностного лица, а также иного лица, состоящего на государственной или муниципальной службе, о необходимости, допустимости, возможности или желательности осуществления экстремистской деятельности, сделанные публично, либо при исполнении должностных обязанностей, либо с указанием занимаемой должности, а равно непринятие должностным лицом в соответствии с его компетенцией мер по пресечению экстремистской деятельности влечёт за собой установленную законодательством Российской Федерации ответственность. Соответствующие государственные органы и вышестоящие должностные лица обязаны незамедлительно принять необходимые меры по привлечению к ответственности лиц, допустивших действия, указанные в части первой настоящей статьи.

За осуществление экстремистской деятельности граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства несут уголовную, административную и гражданско-правовую ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке. В целях обеспечения государственной и общественной безопасности по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Федеральным законом, лицу, участвовавшему в осуществлении экстремистской деятельности, по решению суда может быть ограничен доступ к государственной и муниципальной службе, военной службе по контракту и службе в правоохранительных органах, а также к работе в образовательных учреждениях и занятию частной детективной и охранной деятельностью.

В случае, если руководитель или член руководящего органа общественного или религиозного объединения либо иной организации делает публичное заявление, призывающее к осуществлению экстремистской деятельности, без указания на то, что это его личное мнение, а равно в случае вступления в законную силу в отношении такого лица приговора суда за преступление экстремистской направленности соответствующее общественное или религиозное объединение либо иная организация обязана в течение пяти дней со дня, когда указанное заявление было сделано, публично заявить о своём несогласии с высказываниями или действиями такого лица. Если соответствующее общественное или религиозное объединение либо иная организация такого публичного заявления не сделает, это может рассматриваться как факт, свидетельствующий о наличии в их деятельности признаков экстремизма.

На территории Российской Федерации запрещается деятельность общественных и религиозных объединений, иных некоммерческих организаций иностранных государств и их структурных подразделений, деятельность которых признана экстремистской в соответствии с международно – правовыми актами и федеральным законодательством. Запрет деятельности иностранной некоммерческой неправительственной организации влечет за собой:

а) аннулирование государственной аккредитации и регистрации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

б) запрет пребывания на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства в качестве представителей данной организации;

в) запрет на ведение любой хозяйственной и иной деятельности на территории Российской Федерации;

г) запрет публикации в средствах массовой информации любых материалов от имени запрещённой организации;

д) запрет распространения на территории Российской Федерации материалов запрещённой организации, а равно иной информационной продукции, содержащей материалы данной организации;

е) запрет на проведение любых массовых акций и публичных мероприятий, а равно участие в массовых акциях и публичных мероприятиях в качестве представителя запрещённой организации (или её официальных представителей);

ж) запрет на создание ею организаций — правопреемников в любой организационно-правовой форме. После вступления в силу решения суда о запрете деятельности иностранной некоммерческой, неправительственной организации уполномоченный государственный орган Российской Федерации обязан в десятидневный срок уведомить дипломатическое представительство или консульское учреждение соответствующего иностранного государства в Российской Федерации о запрете деятельности на территории Российской Федерации данной организации, причинах запрета, а также о последствиях, связанных с запретом.

Российская Федерация в соответствии с международными договорами Российской Федерации сотрудничает в области борьбы с экстремизмом с иностранными государствами, их правоохранительными органами и специальными службами, а также с международными организациями, осуществляющими борьбу с экстремизмом.

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий