«Бедная Маша» наших дней или справедливость по Тимашевски…

16 января ИАП «Интер-Информ» опубликовал материал под названием «Кубань. Кореновский районный суд. Приговор по понятиям или по закону?», в котором рассказывалось о приговоре суда, вынесенном на основании лишь показаний заинтересованных лиц, без какого-либо документального подтверждения. Игорь Пичугин получил три с половиной года колонии за то, что, якобы, не исполнил свои устные обязательства перед другим лицом. Теперь мы продолжим тему, но уже с другой стороны. Брат Игоря, Сергей Кротких, вынудил Марию Панченко, гражданскую жену Пичугина, покинуть квартиру, в которой Мария проживала с Игорем и своим сыном — Иваном. Сегодня женщина ищет справедливости и помощи от правоохранителей, но её надежды тщетны…

«30 октября 2012 года Сергей Кротких появился в квартире, где я проживала с ребёнком, с просьбой переночевать, — рассказывает Мария, — ранее он неоднократно посещал данную квартиру, поэтому я, ни о чём не подозревая, впустила его. На следующий день из квартиры исчезли документы ООО ПКФ «Кубаньагросистема»: Устав, технические паспорта и свидетельства на склады, которые являются основными средствами фирмы, выписка из налоговой о моём назначении генеральным директором фирмы, печать компании, чековая книжка, выданная Банком «Екатерининский» и паспорт моего гражданского супруга Пичугина Игоря Александровича. 1 ноября Сергей в грубой форме выгнал меня из квартиры, дав мне на сборы всего три часа. Никакие доводы с моей стороны о противоправности его действий им восприняты не были. Он, просто, кричал, что является полноправным хозяином и имеет право делать всё, что ему заблагорассудится. Я вынуждена была покинуть жильё. Однако хочу обратить внимание читателей, что Игорь Пичугин имеет право на проживание в квартире согласно договору дарения, и согласно регистрации, а Сергей Кротких никакого отношения к этой квартире не имеет. Кроме того, данное жилое помещение является юридическим адресом ООО ПКФ «Кубаньагросистемы» и со мной заключен договор аренды жилья, имеется доверенность на право моего проживания в квартире, считаю, что действия Сергея Кротких по моему выселению являются противоправными».

Как рассказывает Мария, 2 ноября прошлого года она официально обратилась в ОМВД по Тимашевскому району с заявлением по факту кражи документов. «Заявление приняла следователь Саврова А.А. Я дала все необходимые объяснения по своему заявлению. Далее моё заявление было передано участковому по микрорайону Индустриальный Александру Потребичу, который не проведя никаких действий, сразу же вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления. После этого, обратившись с жалобой в прокуратуру, я узнала, что постановление об отказе не утверждено и по моему заявлению проводится дополнительная проверка. На сегодняшний день, спустя почти три месяца с момента написания заявления, я так и не получила никакого постановления по данному заявлению» — продолжает свой рассказ Мария.

По словам Марии Панченко, она пыталась забрать свои вещи с квартиры, однако ей не открывали двери. 21 ноября Сергей Кротких привёз её вещи в дом матери Марии, где она сегодня и проживает с ребёнком. «Осмотрев вещи, я обнаружила, что многого не хватает. Вместе с вещами пропала и крупная сумма денег, находившаяся в квартире. По этому факту я писала заявление следователю Богородицкому. Уголовное дело возбудили и меня признали потерпевшей по факту кражи вещей. Позже я написала заявление по факту выселения меня из квартиры. Оно также было передано участковому Александру Потребичу. Как я уже рассказывала, по факту выселения мне было отказано, а по факту кражи документов я до сих пор не получила уведомления о ходе следствия. По возбужденному уголовному делу по краже вещей и денег я была незаконно задержана сотрудниками уголовного розыска (имеется аудиозапись задержания). Сотрудники провели беседу со мной и склоняли меня к тому, чтобы я написала заявление о том, что пропавшие деньги потом мною были найдены. Кроме того, я была вызвана на беседу с применением полиграфа, где мне также говорили о том, что надо написать заявление об обнаружении денег. Эксперт, работавшая с техникой, в резкой форме сказала мне, мол, полиграф показывает, что денег у меня не было, и я должна написать заявление об обнаружении денег, так как именно этот результат полиграфа они приобщат к делу, но я отказалась писать подобное», — продолжает она.

Как вспоминает Мария, во время беседы в уголовном розыске, сотрудники полиции позволяли себе в её присутствии нецензурно выражаться. «Позже я была на приёме у заместителя начальника ОМВД по Тимашевскому району Сергея Дмитриевича Титовского с жалобой в устной форме на бездействие участкового и затягивание дела. Он уверил меня, что дело возьмет под контроль, но слово своё так и не сдержал. В связи с отсутствием документов на фирму и печати, я не могу совершать никаких действий, таких, например, как заключение договоров с арендаторами, с электроснабжающей компанией, оплаты арендной платы, налогов и так далее, что наносит фирме и мне значительный материальный ущерб. Кроме того в квартиру, где я проживала, приходит вся почта, связанная с работой фирмы. Перед Новогодними праздниками я обратилась в местное ОМВД по поводу признания документов, чековой книжки и печати недействительными, но со мной беседовали в таком тоне, что стало понятно, здесь я ничего не добьюсь. Сергей Кротких дружит с прокурором Тимашевского района Коростылевым Сергеем Геннадьевичем. Я так понимаю, что эта дружба даёт ему право бесчинствовать, нарушать закон и не нести за это наказание. Кротких долгое время находился в федеральном розыске по подозрению в совершении убийства, жил по поддельным документам, и ни от кого не скрывался, потом его арестовали, этапировали в «Кресты» (Санкт-Петербург), сегодня с него сняты все обвинения», — с горечью говорит Мария Панченко.

Перед опубликованием данного материала Мария по телефону сообщила следующее: «18 января я узнала о том, что Сергей Кротких продаёт склады, принадлежащие фирме. Мне в очередной раз отказано в возбуждении уголовного дела по факту выселения».

Кто-то из читателей скажет: «Дела семейные и финансовые!», кто-то добавит: «Что тут удивительного в наше время?». Всё это понятно, но пусть каждый из нас представит себя на месте Марии Панченко…

Виталий Смелов.

1 КОММЕНТАРИЙ

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий