24 ноября не стало Батьки Кондрата. Воспоминания о нём, как о человеке и руководителе

В ночь на 24 ноября 2013 года после длительной болезни скончался бывший глава Кубани Николай Игнатович Кондратенко. Ему было 73 года. «Уверен, эта потеря отзывается болью в сердце каждого кубанца. В народе его звали Батькой — так много он значил для всех нас», — написал в Твиттере губернатор Краснодарского края Александр Ткачев.

Директор Национал-правозащитного комитета «Презумпция» Альберт Гаямян выразил соболезнование родным и близким Николая Игнатовича, и рассказал для читателей ИАП «Интер-Информ» следующее:

«Вспоминая своё знакомство и общение с Николаем Игнатовичем, я хочу отметить его решительность и уважение к людям. Помню, июнь 2000 года, своё первое интервью. Я, начинающий журналист, решил взять интервью у самого Батьки Кондрата. Тогда он, действующий губернатор, не испугался моих острых провокационных вопросов, в том числе, и на щекотливую межнациональную тему.

Это интервью было опубликовано в нескольких СМИ, и даже на английском языке в каком-то зарубежном издании. Не думаю, что сегодняшний губернатор ответит на мои вопросы.

Вторая моя встреча с ним произошла приблизительно через месяц. Я вошёл в его приёмную. Секретаря и помощника не было. Дверь в его кабинет была открыта. Он сидел и просматривал газету «Кубанские новости». Я вошёл, и, подойдя к его столу, положил перед ним газету «Московский Комсомолец», в которой рассказывалось об открытии в Краснодаре первого гей-клуба под названием «Арт-Студия-Буржуа».

Помню дословно свои слова, сказанные тогда ему: «Николай Игнатович, а что на Кубани казаков не осталось, мне, армянину, больше всех надо?». Он тогда не сразу понял меня, но потом, прочитав, разобравшись, вызвал своего заместителя, атамана Кубанского казачьего войска Владимира Громова и очень жёстко объяснил ему свою позицию по этому вопросу. Тот тут же принялся поддерживать губернатора. Поганый гей-клуб так и не открылся. Зато сейчас гей-клубы растут как грибы по всей Кубани, и нынешнему главе региона они не мешают.

Третья моя встреча с Кондратенко произошла во время вручения ему Почётного диплома «Правозащитник года на Кубани». Это было в декабре 2001 года. Николай Игнатович был тогда уже сенатором.

Помню, 10 декабря 2001 года Николай Сванидзе представлял в своей телевизионной программе «Зеркало» Сергея Миронова, только что ставшего председателем Совета Федерации, куда входил на тот момент Николай Кондратенко. Сванидзе неоднократно называл Батьку Кондрата фашистом, а Миронов даже и не сопротивлялся. Мне тогда это крайне не понравилось.

На следующий день, 11 декабря, меня пригласили на «прямой эфир» в ГТРК «Кубань». Три зампрокурора края и я рассуждали о правозащитниках и Конституции России. Я тогда заявил, что большинство правозащитников вредят своей Родине, а Основной закон страны напоминает мне написанное вилами по воде, так как работает декларативно. О, как тогда возмущались прокурорские чины. Один из них до сих пор встречает меня ненавистным взглядом.

Зрители поддержали меня своими звонками и комментариями, и в конце передачи я сказал о том, что истинным правозащитником является Николай Игнатович Кондратенко, так как он отстаивает интересы своих земляков-кубанцев. При выходе из студии мне пришла мысль – учредить звание «Правозащитник года на Кубани» и вручить Почётный диплом № 001 Николаю Игнатовичу.

Так и было сделано 29 декабря 2001 года. Целая делегация общественности, в преддверие Нового года, в присутствии многочисленных СМИ вручила ему диплом Правозащитника, а истеричный Николай Сванидзе в своих последующих передачах захлёбывался в собственной жёлчи, называя фашистами и тех, кто вручил ему общественную награду.

Ну, а потом мы встречались с ним чаще, разговаривали по душам, рассуждали о действиях мировой закулисы и внутренних врагов. Николай Игнатович доверял мне, а я ему. Это способствовало откровенности между нами.

Скольким людям он реально помог трудно посчитать. Мне известна лишь часть подобной деятельности Батьки Кондрата. Его помощник, Галина Васильевна Мухина, преданный друг и соратник Николая Игнатовича Кондратенко, около двенадцати лет консультируется со мной по юридическим вопросам, связанным с многочисленными обращениями граждан. Она всегда была рядом с ним, активно помогая и поддерживая, во время работы в администрации Краснодарского края, Госдуме России, Совете Федерации.

К Николаю Игнатовичу люди обращались, как к умудрённому жизнью старцу и заступнику. Он отдавал им свою душевную теплоту, использовал свой личный авторитет среди тех, от кого зависело решение по тому или иному вопросу.

Не скрою, я сам много раз просил его и Галину Васильевну за тех или иных людей, и мне всегда шли на встречу. Однажды Николай Игнатович спросил меня, почему я не никогда не попрошу ничего для себя. Я только улыбнулся и начал говорить о чём-то другом.

Думаю, что если бы политика Путина была бы иной, Николай Игнатович мог бы стать Батькой для всей России, не только для Кубани.

Вечная память Николаю Игнатовичу Кондратенко, Батьке!».

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Мужик был простой настоящий патриот. Свой человек. Гельманов — пидарасов не приглашал Кубаны не проводил.

  2. Моим близким он сделал много доброго. Кстати, и Альберт Гаямян тогда был задействован.

Оставьте свой комментарий

Ваше имя
Оставьте комментарий